М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка - Страница 3 - Форум Black Metal
Страница 3 из 8«1234578»
Форум Black Metal » Идеология и Литература » Блэк Метал литература » М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка (Князья Хаоса. Кровавый восход норвежского Блэка)
М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:00 | Сообщение # 31
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Время сожжений

Всё, что может быть сделано для сгоревших церквей - возведение нового здания, которое каким-либо образом исполнит назначение старой церкви. Норвежское Управление Культурного Наследия оценивает стоимость каждой полной реконструкции между 15 и 30 миллионами крон (от 2 до 4 миллионов долларов). Поэтому расходы на восстановление могут достигнуть суммы 300 миллионов крон (40 миллионов долларов). Сюда следует прибавить стоимость ремонта частично повреждённых церквей. Кроме того, эти цифры принимают в расчёт только строительные работы без учёта оплаты труда по художественному оформлению.

Город Осло через суд потребовал от Викернеса возмещения стоимости сожжённой хольменколленской часовни. Страховая компанию Гьенсидиге подала такие же иски в отношении церквей в Скьольде и Асане. Первоначальный иск требовал полного покрытия расходов на отстройку церквей заново в размере 40 миллионов крон (5 миллионов долларов). Позднее, хотя сумма была снижена до 37 миллионов крон, неудивительно, что Викернес отказался платить. Теперь ему предстояло пройти через суд снова.

В суде Викернес снова исполнил роль Врага Народа Номер Один, облачённого в зелёный камуфляж и злобно ухмыляющегося. Особый настрой этому разбирательству придал тот факт, что все пришедшие на него обыскивались с помощью металлодетектора (что для Норвегии не совсем обычная практика). Во время процесса адвокат Викернеса заявил, что подзащитный несправедливо осуждён за поджоги церквей, у обвинений истек срок давности, и что у его клиента нет денег, чтобы возместить ущерб. Он потребовал снятия обвинений по всем пунктам.

Протесты были отклонены судом и в декабре 1997-го года ему присудили выплатить 8 миллионов крон (1 миллион долларов) в качестве возмещения ущерба. Кроме того ему присуждено ежегодно выплачивать 12% от денег, которые он должен, считая от лета 1996-го года. Ко времени суда одних процентов набежало почти на миллион крон.

Церковь Фантофт стала по многим показателям главным символом церквосожжений в Норвегии. Это был церковный музей, привлекавший множество туристов, посещавших Берген. В качестве церкви она использовалась только в особо торжественных случаях. Фантофт находилась в частной собственности и изо всех церквей её реконструкция обойдётся дороже всего. Историк деревянных церквей Давид Вальстен отметил в 1994-м году: “Подобно легендарной птице Феникс новая бревенчатая Фантофт поднимется из пепла старой вскоре после трагического пожара. В намерениях владельца - создание достоверной копии оригинала”. Семья, владеющая Фантофт, не желает обнародовать стоимость столь значительной реконструкции.

Варг Викернес

Насколько в действительности вы представляли из себя организацию? Были ли вы кем-то вроде лидера?


Ничего такого не было, вообще ничего. Не было никакой организации. Я был тем... я не собираюсь говорить, что я жёг церкви, но давайте назовём это так: был один человек, который всё начал. Меня не признали виновным в сожжении церкви Фантофт в Бергене, но именно этот пожар положил начало всему этому делу. Это было 6 июня и все немедленно усмотрели в этом Сатанизм, поскольку это был шестой день шестого месяца и шестой день недели.

Что другие просмотрели, так это тот факт, что 6-го июня 793-го года в Линдсфарне, что в Британии, произошёл первый известный в истории набег викингов, викингов из моей страны. Никто не связал этих двух событий - никто.

Эта Церковь построена на священной земле, на естественном круге, каменном хорге (языческом алтаре). Они водрузили на круге крест и построили церковь в самом центре священного места.

Вот где всё и началось, это была первая церковь. Дальше всё только продолжалось. После была сожжена церковь в Ставангере, к югу от Бергена. С этими людьми у нас не было никаких связей. Там просто была ещё одна группа, которая увидела это в газетах и они подумали: Ух ты, это круто и мы сделаем то же самое. Они сожгли церковь и подпалили маленькую часовню. Затем была церковь Хольменколлен в Осло - она была сожжена дотла. На самом деле, немного пораньше, ещё до августа была попытка поджога в Бергене, но пламя здесь на разгорелось и поэтому в газетах ничего не было, чтобы не создавать ажиотаж. А меня в этом обвинили. Меня обвинили в трёх успешных и одном неудачном поджогах.

В каких трёх ты был обвинён?

Хольменколлен, церковь Скьольд на юге Хордаланд и Асане. Когда я сидел в тюрьме в Бергене, в километре от этой церкви, ко мне пришёл помощник надзирателя и уставился на меня, хотя в глаза и не смотрел, а потом сказал: “Каждый день я еду на работу мимо развалин Асане и каждый раз думаю о тебе”. Это было первое, что он мне сказал. До этого год я был в изоляции. Для него это была плохая поездка на работу - он женился и крестился в этой церкви.

С чем ты связываешь церквосожжения - с Одинизмом или с Асатру?

Всё это связано с одним человеком. Всё замыкалось на него и это был явно не Ойстейн, как можно догадаться. Все поджоги кроме Ставангера, потому что там действовала другая группа (которые, кстати, тоже превратились в языческих националистов).

Можешь ли ты рассказать отвлечённо, не называя имён, как всё это происходило?

Точно так, как я рассказал журналистам. Может, я и знаю, что произошло. Если это окажется правдой, то это будет удачная догадка! Первая церковь была сожжена 6 июня и тем самым мы хотели раздуть пламя, бросив траву и хворост на угли, чтобы возгорелся большой костёр. Психологический аспект этого действия - почти потухшее пламя, символ нашего языческого сознания. Целью было подбросить сухих веток, чтобы пламя взвилось снова и достигло неба, набирая силу. Такова была цель и она была выполнена.

Когда ты написал стихотворение Aske?

Теперь уже и не вспомнить. Иногда я не помню названия собственных песен. Я их просто написал, записал, никогда не репетировал и ничего такого.

Меня интересует что же всё-таки преследовали поджоги церквей?

Во всех других случаях это были детские шалости. Этот греческий пацан (Викернес имеет в виду человека, признанного виновным в поджоге Хаукето) впечатлился от наших акций; он пытался стать нашим другом. Я бывал в Осло пару раз, всякий раз по чистой случайности когда там сгорала церковь. Что касается группы из Ставангера, они делали это по собственной воле, из личных интересов и ненависти к церкви. Я думаю, что этот грек был единственным, кто сделал это, чтобы произвести на нас впечатление. Люди в Ставангере подожгли церковь без нашего влияния. Это было в 92-м году. Их тут же поймали. Они были 16-17-тилетними пацанами, которые злоупотребляли наркотиками и Антоном ЛаВеем.

Ты утверждаешь, что здесь существует связь с национализмом.

Так и было всегда, в большей или меньшей степени. Это не Сатанизм, это языческий национализм. Это не бунт против моих родителей, это серьёзнее. Моя мать целиком и полностью меня поддерживает. Ей безразлично, если кто-нибудь спалит церковь. Она достаточно сильно ненавидит церковь. То же и насчёт убийства (Ойстейна Аарсета) - она думает, что он заслужил это, он сам нарывался. Поэтому она считает, что меня за это не стоит наказывать. Между нами по этим вопросам не существует разногласий. Единственное, что ей не нравилось, это то, что я любил оружие и хотел его покупать - один раз ей принесли ящик касок, которые я заказал! Бронежилеты и всё такое прочее...



Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:01 | Сообщение # 32
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Лазутчица графа

Церкви были не единственными, что было потревожено в середине 1992-го года. 26-го июля 18-тилетняя Сууви Мариотта Пуурунен по кличке “Мария” пробралась в неприметный дом недалеко от Стокгольма, принадлежащий Кристоферу Джонссону. Она попыталась поджечь дом и прибила ножом к двери записку, в которой говорилось: “Здесь был Граф и он ещё вернётся”. Кто-то в доме проснулся, почуяв дым, и огонь был быстро потушен, не успев причинить серьёзного ущерба. Джонссон является лидером дэт-метал группы Therion. Он был не в ладах с Викернесом. Вскоре после попытки поджога он получил письмо из Норвегии:

Привет, жертва! Это Граф Гришнак из Burzum. Я только что приехал домой поездки в Швецию (северо-запад от Стокгольма) и сдаётся мне, что потерял там спичку и подписанную пластинку Burzum, xa-xa! Возможно, я вскоре вернусь и может в этот раз ты не будешь разбужен посреди ночи. Я преподам тебе урок страха. У нас и вправду не всё в порядке с головами, наши методы - смерть и пытки, наши жертвы умрут медленно, потому что они должны умереть именно так.

Истинная исполнительница нападения, Мария, была впоследствии арестована и шведские власти нашли её дневник. Она так описывала свои действия: “Я сделала это по приказу нашего вождя. Графа. Я люблю Графа. Его фантазии самые лучшие. Мне нужен нож, прекрасный нож, острый и безжалостный... хе-хе”. Позднее за участие в делах Чёрного Круга её приговорили к годичному наблюдению в психиатрической клинике.



Блэк-метал встречается с прессой

В январе 1993 года, после того, как в Норвегии были сожжены семь далеко не второстепенных церквей, Викернес дал интервью репортёру ежедневной газеты “Бергенс Тиденде”. Если верить Викернесу, его интервью было абсурдным и не раскрывало ничего, что могло доказать его участие в каких-либо преступлениях.

Однако именно безумное содержание этой статьи и привело к расследованию дел, творящихся в блэк-металлической среде, которая к тому времени была известна лишь подполью молодёжной культуры. Именно эта статья позволила связать блэк и доселе необъяснимые поджоги церквей. Викернес также навёл полицию на след нераскрытого убийства гомосексуалиста, совершённого в Олимпийском парке Лиллехаммера в августе предыдущего года, которое к тому времени было закрыто в виду полного отсутствия каких-либо версий.

Варг Викернес

Что послужило причиной твоего ареста?

Это было в январе 1993-го. Я просто дал интервью, в котором сказал: “Я знаю, кто сжёг церкви”. Я использовал простую психологию: яви Одина людям и Один зажжёт их души. Как раз это и происходит в Норвегии сегодня - появляется большой интерес к нордической мифологии и ко всем подобным вещам. И я осмелюсь заявить, что это произошло благодаря моему делу.

Что ты сказал в этом интервью?

Я сказал журналисту: “Я знаю, кто сжёг церкви”. Мы вообще-то изрядно над ним повеселились, особенно когда сказали в телефонном разговоре, что у нас есть оружие и если он попытается привести кого-либо ещё, мы его пристрелим. Встреча была назначена на полночь и обставлена всякими театральными эффектами. Он был христианином и я досыта накормил его всякой забавной информацией. Весьма забавной! Конечно же, как всегда он переврал все слова. После того, как он ушёл, мы попадали на пол со смеху.

Мы думали, что будет небольшая заметка, но это стало огромной статьёй на первой полосе. В тот же день, примерно через час после того, как мы поговорили по телефону, приехала полиция и арестовала меня. Вот почему я был арестован. Я не рассказал им ничего. В тот раз я говорил полицейским; “Я знаю, кто сжёг церкви, ну и что?” Они пытались взять меня на испуг, сказав, что меня видели на месте пожара и всё такое прочее, но я ответил им, что видеть меня там никто не мог.

Они замурыжили моих друзей, особенно ребят из Immortal, одного из которых даже бросили за решетку. Они их долго песочили, но те справились с этим достойно. Что же касается убийства, которое совершил Бард Фауст, меня допрашивали и по этому поводу, и они думали, что его совершил я. Затем они стали подозревать его, но я так ловко заболтал их, что когда он сказал, что хочет дать показания, они даже не стали его слушать. Они спросили его: “А ты кто такой? Мы тебя слушать не желаем” и он уже был почти что на свободе. Конечно же, через некоторое время его должны были выпустить, потому что против него у них ничего не было. Но через двадцать минут после того, как он очутился в камере, он уже плакался в галстук своему адвокату и сознался во всём. Вот тебе и солидарность.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:01 | Сообщение # 33
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
*****

Блэк-металлическая среда впервые попала в поле зрения не привыкшего к подобным потрясениям населения средней части Норвегии после большой статьи на первой полосе ежедневной газеты “Бергенс Тиденде” за 20-е января 1993-го года. Фотографию задумавшегося Викернеса украшал заголовок статьи: “МЫ ЗАЖГЛИ КОСТРЫ” (текст этой статьи воспроизведён в Приложении I.)

В этой статье Варг Викернес задал тон как стилю общения блэк-металлической сцены с прессой, так и манере освещения прессой этого движения. В напыщенных фразах он поведал не только историю великого заговора с целью свержения сил добра в Норвегии, но и о резне невинных кроликов. Цитаты вроде “Наша цель - распространение страха и зла” не оставили сомнений в его отношении к обществу. Эта статья дает уникальную возможность понять, как в те времена развивалось блэк-движение и как Викернес пытался создать себе определённый имидж в средствах массовой информации.

С журналистом Финном Бьорном Тендером связались два молодых человека, выросшие вместе с Викернесом. В то время готовился выпуск нового альбома Burzum и они взяли у Викернеса интервью в надежде, что “Бергенс Тиденде” напечатает его. Статья завершалась упоминанием о том, что Викернес сжёг восемь церквей и убил гомосексуалиста в Лиллехаммере - преступление, за которое позднее был посажен Бард Эйтун.

Неудивительно, что “Бергенс Тиденде” не купило эту статью. Однако Тондер почуял здесь неплохой материал и через этих парней договорился о встрече с Викернесом. Их соглашение подразумевало, что Викернес должен прочесть и одобрить статью, прежде чем она попадёт на страницы газеты. После того, как всё было обговорено, последовала безумная ночь в квартире Викернеса. Гондер позвонил Викернесу ранним вечером следующего дня и прочитал ему часть неоконченной статьи по телефону. Викернес сказал, что это полностью соответствует тому духу, который он хотел вложить в неё, но выразил опасения, что изложенные факты могут навести на его след полицию, Он сказал Тендеру, что если никто не ответит на звонок, который должен был сделать журналист позднее, чтобы зачитать ему статью полностью, то это будет означать, что он сбежал в Польшу к неким друзьям. Когда Тондер позвонил, Викернес не ответил на звонок, но он не скрылся за границей. В это время он уже был препровождён в центр города, где давал показания полиции, которая смогла найти его по своим каналам.

Расследуя одно из напрямую не связанных с этим дел, полиция наткнулась на флаера Biirzum'овского мини-альбома “Aske”. На флаерах, как и на обложке альбома, гордо красовались руины церкви Фантофт. Это привлекло внимание и вызвало интерес у полиции, которые попросту явились по указанному во флаере адресу, где и обнаружили Викернеса.

К тому времени, когда была напечатана статья, бергенская полиция уже располагала сидящим в камере Викернесом и ей не составило особого труда догадаться, что это и есть тот самый молодой человек, давший интервью Тендеру. На последующих допросах Викернес заявил, что не давал интервью “Бергенс Тиденде” и что статья является неправдой. Но у газеты было четверо свидетелей, при которых происходило интервью, поэтому достаточное их число убедило полицию в точности статьи.

Помимо того, что в интервью Викернес гордо представлялся как главный подозреваемый по делу о поджогах церквей, его высказывания имели далеко идущие последствия. Так, в статье Викернес называет поджигателя церкви Асан “недалёким человеком”, который был использован Чёрным Кругом. Стоит отметить с некоторой долей иронии, что человек, которого имел в виду Викернес, Йорн Инге Тунсберг, из бергенской блэк-металлической команды Hades, позднее дал показания полиции частично из обиды, нанесённой ему нелестным описанием собственной персоны, сделанным Викернесом.

Позднее Викернес также говорил, что во время допроса при первом аресте он подозревался в нераскрытом убийстве, совершённом в конце 1992-го года. Тогда в полиции появилось заявление о пропаже несколькими месяцами ранее чернокожего студента, приехавшего в Берген по обмену. В различных интервью для фэнзинов Викернес упоминал об этом событии как об убийстве, намекая, что он мог быть к нему причастен. На самом деле это дело оказалось шито белыми нитками. Полиции стало известно, что “погибший” снимал деньги со своего банковского счёта после своей “смерти”. У него была семья и полиция в конце концов решила, что он просто сбежал от семейных обязательств.

Викернес настаивал на своей невиновности по всем пунктам обвинения и в конце концов был отпущен в марте из-за недостаточности улик. Хотя он часто вспоминает о поджоге Фантофта, его участие в этом преступление, остающимся одним из самых серьёзных и разрушительных, так и не было доказано.

После допроса Варга различные люди из блэк-тусовки также подверглись арестам и допросам касательно поджогов и убийства гомосексуалиста в Лиллехаммере - среди них Самот и Бард Эйтун из Emperor; последний и был виновным. Однако, улик было мало и все были отпущены после дачи показаний.

Бард Эйтун

Убийство, которое ты совершил в Лиллехаммере, освещалось в новостях?

Его нашла два дня спустя школьница, которая занималась там бегом. До этих пор в новостях ничего не было. Я рассказывал об этом Ойстейну и Викернесу - когда тот услышал об этом, он изменил планы насчёт поджогов в церкви. Когда я приехал в Осло следующим вечером, мы должны были с ним и Ойстейном сжечь Церковь. Что мы и сделали.

Ты участвовал в поджоге Хольменколеннской часовни?

По крайней мере в этом поджоге я участвовал. Здесь не было ничего особенного. Они разговаривали об этом в магазине в Осло. Они спросили меня не хочу ли я пойти с ними, и, конечно же, я согласился, поскольку уже убил человека и в Том, что поучаствую и в этом деле, я не видел ничего особенного. Мы пришли в Церковь и у нас были бомбы, но они не сработали, поэтому нам пришлось вернуться. Бомбы он (здесь Эйтун очевидно имеет в виду Викернеса) сделал дома. Простые бомбы, устроенные так, что при взрыве из них выливался и загорался бензин. Мы проникли в церковь и установили бомбу на алтаре, обложив её бумагой и ёмкостями с бензином. Бомба взорвалась, но улетела в другую комнату в глубине церкви. Бензин не загорелся. Нам пришлось опять идти в церковь и поджигать всё это зажигалкой. Мы навалили много книг, записных книжек и всякой дряни у стены и подожгли их. Только тогда всё увенчалось успехом.

Церковь сгорела дотла?

Да, он сгорела полностью. Позже мы смотрели новости. Первым было сообщение об убийстве, которое совершил я, вторым - о поджоге, так что тем вечером я попал в две главные новости. Я сильно нервничал, но у полиции не было следов и доказательств.



Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:02 | Сообщение # 34
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Нелицеприятные откровения, кричащие заголовки

Как только антихристианские преступления стали становиться модными в блэк-металлическои среде, внимание к ней средств массовой информации начало стремительно нарастать к вящей радости двух людей, продвигавших блэк-сцену - Викернеса и Аарсета. Самая известная статья, опубликованная в то время, появилась в заглавной статье 436-го номера британского металлического журнала “Керранг!”, появившегося на прилавках 27 марта 1993 года.

Большую часть обложки занимало эффектное фото Викеренса, глядящего из-под своих выкрашенных в чёрный цвет волос и держащего в скрещённых на груди руках дна огромных ножа. На обложке также было помещено изображение горящей церкви и небольшая фотография Emperor в трупном гриме и со средневековым оружием. Заголовок в духе жёлтой прессы обещал: “ПОДЖОГ...СМЕРТЬ...САТАНИНСКИЙ РИТУАЛ...Ужасная правда о блэк-метале”. Внутри пятистраничная статья трагически представляла норвежский блэк остальному миру. Её автор, Джейсон Арнопп, описывал своих героев с налётом сенсационности, но большая часть статьи основывалась на заявлениях, сделанных Викернесом и Аарсетом.

Под гигантским заголовком на две страницы - “Мы всего лишь рабы Рогатого...” статья повествовала об участившихся поджогах церквей, изобилуя комментариями типа “Блэк-метал в Норвегии превратился в угрозу нации”. Помимо подробностей о Burzum и Mayhem в качестве провозвестников нового и опасного течения назывались американские группы Deicide и VON. VON была малоизвестной группой, которая всего-то и сделала, что выпустила одну жёстко звучащую демо-запись “Сатанинская кровь”, которая стала легендарной в норвежской блэк-металлической среде. Викернес утверждал, что VON означает Victory-Orgasm-Nazis, хотя это представляется его собственным измышлением.

В целом вся статья напоминает материал о Викернесе из “Бергенс Тиденде”. В ней как Аарсет, так и Ойстейн упоминают об организации, стоящей за волной прокатившихся по Норвегии преступлений? - “Сатанинские террористы”, в которой они оба и состоят. Арнопп замечает, что по утверждению Аарсета, он и Викернес занимают в группе равное положение. Аарсет также гордо рассказывает о десяти членах “внутреннего круга”, которые в свою очередь направляют и манипулируют большим количеством блэк-металлических “рабов”, и о том, что магазин Хельвет служит экономическим базисом для терроризма. Он говорит, что сам не принимает участия в преступлениях, поскольку если он будет арестован, движение без сомнения распадется. Это подтверждает последующие утверждения Викернеса, что Аарсет на самом деле боялся участвовать в рискованных мероприятиях.

Арнопп цитирует Викернеса, который, рассказывая о себе, утверждает: “Меня обвиняют в растлении малолетних, поджоге церквей, незаконном хранении оружия... и многом другом”, но отказывается признаваться в своей причастности к каким-либо преступлениям. Он описывает мини-альбом Aske как “гимн поджогам церквей... Он говорит: “Сделай это. Ты тоже сможешь сделать это”. Своей музыкой мы обращаем души молодёжи...” Он признаётся в том, что больше всего он боится быть помещённым в психиатрическую больницу.

Говоря о мотивах поджогов, Викернес делает следующее утверждение: “Мы поддерживаем христианство, потому что оно угнетает людей и мы поджигаем церкви, чтобы оно стало сильнее. Тогда мы сможем начать войну против него”. Эта забавная цитата по крайней мере откровенна; она и подобные ей высказывания стали частью блэк-металлической идеологии. На Церковь следует ополчиться не за её космологию как таковую, а за её современную слабость и её отрицание собственного драконовского прошлого (как например Инквизиции). Викернес и Аарсет сообщили репортеру “Керранг!”, что оба были воспитаны как агностики или атеисты.

Интригующая часть статья посвящена развитию интересов Сатанинских террористов. Арнопп утверждает, что Викернес и Аарсет упоминали Venom и Bathory в качестве своих ранних увлечений, когда же журналист отметил, что Venom использовал Сатанизм как рекламный трюк, Аарсет возразил, что норвежцы “решили, что это далеко не так”. Аарсет заявляет, что ему известно по меньшей мере о десяти убийствах, вдохновлённых музыкой Venom. “Надеюсь, что в Venom об этом узнают и подумают, что это ужасно. Это их наследие”.

Статья в “Керранге!” знаменита ещё и тем, что она является первым в средствах массовой информации упоминанием о блэке, как о “неофашистском” движении. Арнопп цитирует членов Venom и английской Paradise Lost (которые по их словам подверглись нападению со стороны молодых блэкушников во время гастролей в Норвегии), которые называют Сатанинских Террористов не иначе как Гитлеровскими Нацистами. Викернес лишь однажды делает замечание, косвенно подтверждающее это мнение: “Я поддерживаю любые диктатуры, будь то Сталина, Гитлера или Чаушеску... сам же я стану диктатором Скандинавии”. Последняя фраза впоследствии была растиражирована во множестве публикации о Викернесе и блэк-метале.

Статья в “Керранге!” словно наэлектризовала всё норвежское подполье. Помимо вновь обретённых занятий Викернес, Аарсет и другие ключевые персонажи из команд наподобие Emperor плотно занимались своими музыкальными проектами, и вот самый большой в мире хэви-металлический журнал взял да и предоставил беспрецедентный по объёму сенсационный рассказ об их деятельности.

Спустя несколько лет все, принимавшие участие в этом интервью, осознали абсурдность большей части сказанного тогда. Викернес с упорством настаивает, что он был неправильно понят, неправильно истолкован и многое из сказанного им вырвано из контекста, другие же более реалистично оценивают тогдашний менталитет блэк-сцены как наивность и заблуждения. Впрочем, нравится это кому-то или нет, статья в “Керранге!” стала именно тем, что привлекло к норвежскому блэку внимание остального мира. Возможно предполагалось, что преступления в итоге затмят музыку, но без сомнения, это была лучшая международная рекламная компания за все годы существовании блэка.

Ихсахн из Emperor

Зачем сжигались церкви?

Я искренне полагаю, что многие вещи, сделанные и сказанные в то время, преследовали одну цель - шокировать публику. Некоторые жгли церкви как символ против христианства, другие жгли их для того, чтобы доказать другим, что они чего-то стоят, чтобы сказать другим: “Смотри, я сжёг церковь, я - true (истинный, настоящий)”. Некоторые же жгли просто для того, чтобы сжечь, чтобы быть плохими.

Как ты впервые узнал о происходящем?

Впервые я узнал о поджогах из новостей. Затем я повстречался с Викернесомз и он мне сообщил; “Ты знаешь, я сжёг церковь!” и сунул мне фотографии. Не знаю, показывал ли он их кому-нибудь ещё, но не думаю, что он стеснялся это делать. Это впечатляло - сжечь церковь уже было большим злом, если смотреть на это с подобной точки зрения. Я думаю, что был возбуждён, поскольку мы часто обсуждали антихристианские мысли и я сильно проникся этими идеями. Я всё ещё исповедую антихристианские воззрения, но по другим причинам, чем ранее. Я полагаю, что это часть продвижения вперёд.

Какова была реакция блэк-сцены на эти события?

Я помню, что все весьма вдохновились и думали: “Да. Я тоже хочу сделать нечто подобное”. Все были вовлечены, поскольку считали это общим делом. Это стало личным делом каждого, мы против всех. Вы чувствуете что-то вроде братства, когда вокруг твои друзья и вы согласны во всём, делая общее дело. Вы ощущаете тебя частью некоей мощной силы. Как и в группе, когда вы создаёте что-то, чем вы очень дорожите, вы вкладываете душу в ваше творение, или как в данном случае - в разрушение. Можно сказать, что вы сотворяете войну.

Не казалось ли тебе, что всё выходит из-под контроля?

Я не очень высоко ценю человеческую жизнь. Не было ничего чересчур экстремального. На то, что были сожжены церкви и убиты люди, я никак не реагировал. Я просто думал: “Прекрасно!” Я никогда не думал: “О, это начинает выходить из-под контроля” и сейчас так не думаю. Для меня поджог церкви - это нормальная вещь. Просто меня это больше не волнует - я думаю, что всё уже доказано. Поджогами церквей не добиться изгнания христианства из Норвегии. Должны быть применены более изощрённые методы, чтобы избавиться от него.

Оглядываясь назад, стоило ли это затевать?

Поджоги церквей были символическими актами и они доказали, что в Норвегии существует достаточное количество людей, настроенных против христианства. Я очень уважаю экстремальные вещи. Из ряда вон выходящее всегда интересно, если это только не касается меня и того, до чего мне есть дело. Я люблю экстремальные вещи. Они подчёркивают и укрепляют мои личные ощущения. Для меня, как и для многих людей это был ещё один шаг от нормальной повседневной жизни.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:02 | Сообщение # 35
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
*****

Самот из Emperor

Насколько было организовано всё то, что приписывается норвежской блэк-металлической сцене?

Многое из того, что делалось было более или менее из разряда “давай сегодня ночью сделаем то или сё”. Но это не умаляет серьёзность того, что сделано. Это не было подобием Рыцарей Круглого Стола... перед акциями не было никаких формальных встреч, на которых бы людям объяснялось, что кому делать и всё прочее. Непродолжительное время была солидарность и некоторые сильные идеи, но вскоре все стало несерьёзным. Слишком много людей знали о том, что происходит.

Когда тебя впервые посетила мысль жечь церкви и откуда она взялась?

Я думаю, что Викернес намекнул мне об этом в одном из писем, тогда-то я над этим и задумался. Это было в 92-м. Позже в Хельвет мне показали фотографии развалин какой-то церкви. Я участвовал в поджогах потому, что чувствовал свое право делать это. Всё случилось довольно спонтанно, хотя мысль об этом крутилась у меня в голове довольно долгое время. Я не особо задумывался над этим впоследствии и не задумываюсь об этом сейчас.

Я рассматриваю мои действия как социопатические, как экстремальный протест против церкви и государства. Таковым было моё намерение. Я всё ещё считаю мысль о превращении церкви в груду пепла привлекательной. Но теперь она меня не очень-то занимает, кроме того, я не думаю, что это лучший способ избавиться от христианства. Эти поджоги церквей не вызвали ничего кроме дикой газетной истерии и предубеждении относительно нас у обычных людей, что в итоге обернулось для нас крайне негативно. Конечно же, мы доказали свою точку зрения и теперь люди знают, что существует множество антихристианских сил. Но всё же я полагаю, что серьезная, продуманная пропаганда гораздо более эффективна.

Не возникало ли у тебя чувства, что вещи выходят из-под контроля или заходят слишком далеко?

Конечно же, я осознавал, что дело принимает серьёзный оборот. Тем не менее, мой путь уже был избран и меня это не особо волновало.

Что ты думаешь по поводу христианства в Норвегии?

Мы не можем управлять природой! Если смотреть на вещи широко, мы - всего лишь маленькие пылинки в космосе. Мы не управляем ничем во Вселенной! Земля может попросту уничтожить нас. Когда это случится и случится ли вообще, мы не знаем - время покажет. Я думаю, что человечество перестало находиться на передовом рубеже. Я не вижу больших изменений в нынешних людях. Люди предпочитают не думать. Очень трудно изменить вещи в этом мире. Возьмём, к примеру, христианство - я думаю, что уничтожить его верования и догмы будет невозможно - они слишком глубоко укоренились в обществе. Вспоминая всё то, о чем мы говорили касательно уничтожения христианства, я думаю, что мы были слишком наивны. Собрать людей и оружие для тотальной войны с христианством в современном обществе - несбыточная мечта, имеющая мало чего общего с действительностью. Я даже рассматриваю поджоги церквей как законченную главу. Это было неплохим символическим антихристианским действом, но теперь это не представляет никакой ценности - нет даже шокирующего эффекта. Но остаётся фактом, что христианство и другие монотеистические религии являются деструктивными и ложными системами верований. Серьёзная и продуманная антихристианская пропаганда способна открыть глаза многим людям. Проблема заключается в том, что обыкновенным людям нет до этого никакого дела, они не желают задумываться. Для них нет разницы являются ли они прихожанами государственной церкви или нет. Они столь озабочены тем, чтобы оставаться нормальными и быть как все, что идут крестить своих детей в церковь только по этой причине. То же касается катехизиса и свадеб. У большинства нет сильной веры, они просто делают как все. Если “мода” на это изменится. Церковь потеряет большую часть своей силы, поскольку в Норвегии вся эта сила зиждется на ворохе глупой статистики. Будем надеяться, что следующее поколение, то есть наше поколение будет более сильно и открыто духом, и поверит в личную и религиозную свободу, а не превратится в узколобых консерваторов, верующих в ненавистное нам общество.

Хеллхаммер

Насколько христианство сильно в Норвегии?

Здесь это самая распространённая религия.

Был ли норвежский “Сатанизм” реакцией на это?

Я не знаю, поскольку с самого начала я был против поджогов норвежских церквей. Я говорил им - почему бы не спалить мечеть или какую-нибудь иностранную церковь всяких там индуистских и мусульманских уродов - почему бы не взяться за них вместо того, чтобы уничтожать очень древние норвежские произведения искусства? Им надо было палить мечети, да ещё тогда, когда в них собралось бы побольше народу!


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:03 | Сообщение # 36
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Поджоги церквей, начавшиеся весной 1992 года продолжаются и сейчас, хотя после судебных процессов 1994 года они не получали столь широкого освещения в средствах массовой информации. Когда мы брали интервью у Викернеса в 1995 году, он сказал, что ему известно о примерно тридцати поджогах, случившихся в предыдущем году, и утверждал, что они всё ещё продолжаются. На вопрос, почему они не освещаются в прессе, он ответил следующим объяснением:

Многие (церкви) были просто повреждены. Если что-то сгорает дотла, то вы обычно узнаёте об этом. Но было сожжено множество гораздо мелких часовен, хр-ких школ и почти ежедневно в газетах пишут об осквернении могил. Не проходит и недели без репортажа об осквернении могил.

7-го ноября 1995 года в норвежской газете “Афтенпостен” появилась статья об истории церковных поджогов, в которой приводилась следующая официальная статистика: 1992 - 13 пожаров, 10 дел раскрыто; 1993 - 10 пожаров, 5 раскрыто; 1994 - 14 пожаров, 7 раскрыто; 1995 - 7 пожаров, из которых 3 раскрыто ко времени написания статьи. Эти цифры значително отличаются от утверждении Викернеса, хотя они и свидетельствуют о довольно большом числе поджогов - 44 за 4 года. Если верить Варгу, то цифра должна быть ещё больше, кроме того, после 1995 года поджоги не прекратились. Представитель Крипос (что-то вроде норвежского эквивалента Федерального Бюро Расследований) сообщил, что во всех раскрытых случаях обвиняемые были блэк-металлические “Сатанисты”.

Трудно сказать, прекратятся ли в Норвегии поджоги и вандализм. Как будет показано в 12-й главе, эта тенденция распространилась и на соседнюю Швецию, а также некоторые страны Центральной Европы. Со стороны может представиться, что увеличение числа поджогов в США чисто случайно совпадает по времени с норвежскими событиями. В 1995-96 гг. расследовалось 429 случаев поджога, минирования или попыток минирования. Эпидемия в основном охватила бедные церкви для чёрных на Юге и недовольство общественности предположительным существованием расистского заговора побудило президента в июне 1996 года создать Национальную Оперативную Группу по Церковным Поджогам, которая в итоге выяснила, что никакого заговора общенационального масштаба не существует и среди арестованных по этим делам были как белые, так и латиносы и негры. Мотивы поджогов были самыми различными, от мести и вандализма до расовой неприязни.

Поджоги церквей использовались как средство устрашения в вековом конфликте между католиками и протестантами в Северной Ирландии. Апрельский номер 1997 года про-республиканской газеты “Ан Фоблахт” содержит фотографии обгоревших обломков двух католических церквей, подожжёных зажигательными бомбами, а сопроводительная статья упоминает о ещё восьми случаях нападений на католические церкви и религиозные здания. Цитата из Джерри Адамса представителя Шин Фейна указывает на то, что террористическая стратегия поджога церквей используется обоими сторонами: “Нападения как на католические, так и на протестантские церкви одинаково неправедны и совершаются фанатиками”.

Для многих сравнения поджогов, совершённых норвежскими тинэйджерами, и поджогов Ассоциации Защиты Ольстера или Ирландской Республиканской Армии покажутся неадекватными. Но вне зависимости от страны или контекста ощутимый эффект, произведённый как на конгрегацию, так и на окружающих обывателей сожжённой дотла церковью всегда один и тот же. И если верить Варгу Викернесу. поджоги в его стране преследовали те же цели, что деяния в Северной Ирландии - терроризм против духовных святынь врага. Согласно Викернесу норвежские поджоги отражают борьбу куда более глубинную и куда более продолжительную, чем междусектантский конфликт ирландских католиков и протестантов. Они - символические акты террора против самого христианства и Викернес не видит причин извиняться за него. Для него поджог “дома божьего” - всего лишь ещё одно орудие из арсенала нечестивой войны.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:05 | Сообщение # 37
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
...Кровь лилась из ран рекой
И воины падали замертво...

- Снорре Стурласон, «Хеймскрингла»




БЕЗМОЛВИЕ МЕРТВЫХ

Несмотря на всё возрастающее внимание к своей персоне со стороны прессы (а отчасти и благодаря нему) норвежский блэк-метал сформировался как абсолютно обособленный жанр в рок-музыке. В то время блэк-метал воспринимался как крайняя форма дьяволо-поклонничества, которая требовала от своих адептов непрестанного "озлобления", поэтому своей мрачной судьбе с непременной бутафорией огня и крови блэк-метал сцена обязана исключительно себе самой.

Не отставали от Викернеса и Аарсета и другие личности, оставившие на этой сцене свой неизгладимый отпечаток. Одним из наиболее выдающихся из них был Бард Эйтун, более известный как "Фауст". Попал он в мир блэк-метал так же, как и многие другие, кто искал счастья в музыке, которую слушали. Довольно опытный и талантливый ударник. Бард открыл для себя новую страницу в жизни, когда впервые услышал агрессию, исходившую о музыки Mayhem и быстро вошёл в число избранных.

Бард Эйтун

Как случилось, что ты стал играть блэк-метал?

Я вырос в Квикне, маленькой деревушке в центре Норвегии, в доли Остердален. Я прожил там лет до 15 или 16, а после переехал в Лиллехаммер, где прошло два года моей жизни. Последний год я жил в Осло, где работал в одном магазине с Аарсетом. Вторую половину этого года я и вовсе снимал квартиру в том же доме, где располагался магазин. Первыми группами, которым я предложил свои услуги, были Mayhem, французская группа Aggressor и ещё одна норвежская группа Imposter. Я написал в Mayhem, познакомился с Аарсетом и вскоре начал переписываться с ним. Это было в 87-ом, так началась моя жизнь в блэк-метал андеграунде. Я слушал такие группы как Metallica, Voivod, Venom и иже с ними, но когда начал переписываться с Аарсетом, я впервые ощутил себя частью андеграунда. С этого момента я сам стал частью блэк-метал сцены, я познакомился с массой народа, переписывался с разными "металлерами", я выписывал журналы и все такое.

Сколько, на твой взгляд, людей было непосредственно вовлечено в блэк-метал среду?

Вокруг всегда находилось порядочное количество народу, которые тусовались вокруг Mayhem и магазина Ойстейна. Он терпеть их не мог, а после его смерти все эти тусовщики, что знали Евронимуса, начали говорить что-то вроде: "Мы с Аарсетом были большими друзьями, он уважал меня и мою группу", и всё такое прочее. Впрочем, именно этого я и ожидал, - что после его смерти друзей у него станет больше, чем было при жизни. Сейчас в Осло найдётся сотня человек, которые скажут вам, что были лучшими друзьями Аарсета. Человек восемь из них он действительно любил.

Убийство "голубого"
Помимо своей основной деятельности в группах Stigma Diabolicum, Thorns и Emperor Бард издавал собственный фэнзин Orcustus, в котором печатал статьи и интервью с более или менее заметными людьми в блэк-метале. Тем временем атмосфера в тесном миру норвежского блэк-метала накалялась, чему в немалой степени способствовали первые поджоги церквей в мае и июне. Не исключено, что именно они стали той каплей, переполнившей чашу Фауста, и без того полной до краёв сформировавшейся к тому моменту навязчивой идеей об убийстве и насилии - Бард твердо решил совершить Убийство. Вот что говорит Ихсахн, гитарист и вокалист Emperor о своем бывшем "партайгеноссе": "Барда давно привлекали серийные убийцы, и мне кажется, он хотел узнать каково это - убить человека, другое человеческое существо. Я думаю это было главной причиной, побудившей его сделать это".

В августе 92-го Бард приехал в Лиллехаммер навестить родных. Как-то, уже поздней ночью он пошёл в паб выпить кружку нива. Обстановка в баре чем-то не понравилась ему, и он, долго не задержавшись, отправился обратно домой. Дорога вела через расположенный неподалёку парк, разбитый к зимним Олимпийским играм. С собой у Фауста был нож. Его происхождение в одном из интервью позднее он объяснял так: "В то время я постоянно жил в Осло, поэтому носить нож для меня стало в порядке вещей. Я не воспринимал его как оружие, скорее как страховку на всякий случаи. Лучше носить с собой ненужный нож, чем оказаться без него в самый неподходящий момент. Странно, что в ночь убийства мне он был не нужен, но кто-то оказался убит. Забавно, не правда ли?" Эйтун не был ни пьян, ни обкурен. В какой-то момент он заметил что кто-то идёт за ним. Через несколько минут каждому из них стало ясно, что оба они ищут острых ощущений, только каждый по-своему и всего через несколько минут их ждала совершенно разная судьба.


Бард Эйтун

Когда ты совершил это убийство?

Я убил его 21 августа 92-го года. Я переехал в Осло в июле, а спустя месяц приехал на выходные навестить свою мать.

Что произошло?

И пошел выпить пива в бар, но мне не захотелось оставаться там, поскольку бар был набит битком. Я ушёл домой. В парке ко мне подошёл этот тип - с первого взгляда было ясно, что он пьян и что он педик. Он хотел поговорить со мной, на что я ему ответил: "Хорошо, я разговариваю с тобой". Я быстро сообразил, что он "голубой". Он попросил прикурить, хотя во рту у него торчала уже зажжённая сигарета. Понятно было, что он ищет контакта со мной. Затем он предложил уйти из парка куда-нибудь подальше в лес. Я согласился, потому что к тому моменту я уже решил, что хочу убить его - это было довольно странно, потому что обычно я не каждый день убиваю людей! Так вот, мы пошли. Шли довольно долго. Это потом аукнулось в суде - обвинитель требовал для меня максимальный срок, 21 год тюрьмы, потому что шли мы довольно долго, и я не отвёл его за ближайший куст, чтобы там отлупить, а пошёл с ним куда-то в глушь, чтоб отнять у него жизнь. Так говорил обвинитель, да так и было на самом деле, но я, конечно же, не стал говорить об этом в суде. Я сказал тогда, что хотел избить его и забрать деньги, но, конечно же, за этим не стоит переться чёрт знает куда. Итак, мы забрались довольно глубоко в лес - это был большой парк, в котором состоялось открытие зимней Олимпиады...

У тебя был нож?

Я всегда носил с собой нож в заднем кармане брюк. Это был складной нож с черной рукояткой...

На твой взгляд это было приемлемое оружие для того, чтобы убить кого-нибудь?

Честно говоря, я не помню о чём я конкретно думал тогда, но одно я точно знал - если я не сделаю этого сейчас, то больше у меня такой возможности не будет. Я вытащил нож, повернулся к нему лицом и ударил его в живот. Что было потом я точно не помню, но я словно смотрел со стороны на всё происходящее чужими глазами - на двух борющихся людей и у одного из них был нож, поэтому ему легко было убить противника. Мозг легче воспринимает что-то непонятное, когда смотрит на происходящее как бы со стороны.

И ощущение времени меняется, всё словно замедляется...

Да. Произошло ли всё за минуту или длилось дольше, точно не скажу. Я ударил его несколько раз ножом в живот, и он упал на колени. Тогда я начал наносить ему раны в лицо и в шею. Потом он упал навзничь, а я стоял над ним и продолжал колоть его. Я хотел заколоть его насмерть. Я не хотел, чтобы он выкарабкался, оклемался в больнице, а потом показал на меня. Проще было узить его и пойти своей дорогой в надежде, что всё будет нормально.

Он сопротивлялся?

Не очень. Он попытался повалить меня на землю, но это было не так легко - нож всё-таки был у меня. Он упал, и я хотел убить его. Я сильно бил его в спину, под лопатки. Один раз я ударил так сильно, что мне пришлось наступить ногой на спину, чтобы вытащить нож - он застрял между костей. В этот момент он, вероятней всего, и умер. После этого я решил уходить, и, подождав немного, пошёл было прочь, но мне показалось, что он издал какие-то звуки. Я подумал: "Да он ещё не сдох!", и вернулся. Затем я бил его ботинком по затылку, бил долго. Я хотел увериться что он мертв. Только после того, как я окончательно убедился в этом, я ушёл.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:05 | Сообщение # 38
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Вы нервничали?

Я не помню. Мне надо было побыстрей убраться оттуда, на случай, если кто-то услышал его крики. Наверное я нервничал, притом сильно, но мне сложно это запомнить. Я спустился к реке и вымыл руки - они все были в крови - а затем пошёл обратно. Но кровь забрызгала мне лицо и волосы, они были просто липкие от крови.

Тебя кто-нибудь видел?

К счастью, нет! В тех местах обычно полно народу, возвращающегося домой из города, но по дороге я никого не встретил. Когда я пришёл домой, мать уже спала так что я незамеченным прошёл в ванную, вымылся сам и выстирал одежду. На следующий день я разговаривал по телефону с Аарсетом и всё ему рассказал.

Ты когда-нибудь сожалел о содеянном?

Никогда. Я должен отвечать за то, что сделал. Я отнял у него жизнь и теперь расплачиваюсь за это. Но это всё ерунда, по крайней мере, на мой взгляд. Нет, я никогда не чувствовал никакого раскаяния.

Откуда у тебя появилась мысль, что ты хочешь убить кого-то?

Ух, на этот вопрос не так-то просто ответить. Хотя мне его задавали уже много раз. Моей агрессии нужен был выход. Повторюсь, мне сложно сказать, почему это произошло. Это должно было случиться, а кто стал бы моей жертвой, этот мужик или какой-нибудь другой - это было не важно.

Повлиял ли на твоё решение тот факт, что он был гомосексуалистом?

Мне не нравится когда они пытаются приставать к нормальным людям. Если они хотят быть гомосеками - пусть будут, только к другим не лезут. Им не стоит думать, что все мужики вокруг них - педики.

Повлияло на твоё решение что-то из литературы, которую ты читал?

Нет. Помню, Ойстейн как-то спросил меня слушал ли я до нашего знакомства какой-нибудь блэк. Я слушал Hellhammer, но это абсолютно не имеет никакого значения - что я делал раньше. Неважно, какую музыку я слушал, что читал или смотрел на видео - это должно было случиться в любом случае.

Не кажется ли тебе, что блэк-метал создал некий особенный климат в своем кругу?

Безусловно, он (блэк-метал) должно быть повлиял на меня и упростил мое решение. Но когда к тебе пристаёт гомосек, это может случиться с любым человеком. Будь ты барабанщиком в андеграундной команде или работай в банке - ты отреагируешь одинаково.

Тебя задержали не сразу после убийства...

Да, я был на свободе год и неделю.

Никто не догадывался?

Нет. Легавые искали убийцу в среде педерастов. У них не было никаких следов, ведших к нам. Не было до ареста Викернеса. Он дал интервью одной газете, где сказал что знает, что кроме него ещё кое-кто убил кое-кого. После этого фараоны провели связь между этим убийством и нами; и хотя они к тому времени уже закрыли дело, по крайней мере, у них появилась версия.

Варг просто хвастался?

Да, он хвастался. На следующую же ночь после того, как я убил этого гомика, он хвастал этим перед какой-то девкой, которую он совершенно не знал. Я все ещё был в Лиллехаммере, но рассказал об этом сперва Ойстейну, а после Викернесу. И уже вечером того же дня Викернсс в Осло хвастался этим убийством тёлке. С его стороны это было весьма опрометчиво, но он любил трепаться с кем попало о том, что делает он и его друзья.

Ты ещё кому-нибудь об этом рассказывал?

Да, ещё нескольким.

Так что это убийство стало в узком кругу прямо-таки легендарным поступком?

Наверное да, потому что подвигло остальных на подобного же рода подвиги. Мои знакомые отнеслись к этому с большим энтузиазмом. Они думали, что нас не поймают, потому что я совершил убийство и остался на свободе.

А ты думал, что тебя когда-нибудь поймают?

Да. Сразу после убийства я каждый день ждал ареста, но спустя несколько месяцев я убедился, что у легавых нет никакого интереса к этому делу, и всё сойдет мне с рук.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:06 | Сообщение # 39
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Уход принца смерти

В Норвегии редки случаи, когда серьёзные преступления оста нераскрытыми, но убийство гомосексуалиста Магне Андреассена поставило полицию в тупик. Не было никаких видимых мотивов убийства, никаких существенных улик - только найденный в лесу труп с 37-ю колотыми ранами. Смерть наступила от потери крови. Предприняв безуспешные попытки найти убийцу в среде сексуальных меньшинств, следствие почти что расписалось в своей беспомощности. «Поступок» Барда, казалось, останется безнаказанным. Как и его участие (совместно с Викернесом и Аарсетом) в поджоге церкви в Хольменколлене на следующий день после убийства. В одном из интервью он так рассказывал о том, как они запалили церковь: «После того, как церковь загорелась, мы въехали на вершину ближайшей горы и смотрели, как она горит. Это было прекрасно и захватывающе - когда мы вернулись в наш магазин, то не могли заснуть».

В то время как «Чёрный Круг» всё больше погрязал в грехах правонарушениях, схожие тенденции наметились и в соседней Швеции. Было это в конце 1992 - начале 1993 года. Седьмого февраля 1993 года был сожжена Новая Церковь в Ландби, что в Гётеборге. Эта каменная церковь 1886 года постройки была известна своей прекрасной акустикой. Той же ночью неподалеку было осквернено ещё одно христианское сооружение.

Ойстейн Аарсет имел давние контакты с представителями шведской блэк-метал сцены, многие из которых вполне могли посоперничать со своими норвежскими колле- гами в порочности. Дуэт Abruptum, состоявший из двух странных типов, которые, как им приписывают, записывали свою музыку в перерывах между взаимными истязаниями, был наречён Аарсетом «звуковой эссенцией Чёрного Зла в чистом виде». Он выпустил их дебютный альбом Obscuritatem Advoco Amplectere Me на Deathlike Silence в 1992-ом. Ойстейн также стал менеджером (с финансовыми вспоможениями Викернеса) на первом альбоме Burzum, вышедшего на DSP. Второй альбом Burzum, называвшийся Aske, был выпущен в начале 1993-го, несколькими месяцами спустя поджога деревянной церкви в Фантофте. Именно в это время, в первые месяцы 1993 года отношения между Викернесом и Аарсетом впервые дали трещину. Их разногласия проявились именно в тот момент, когда у Ойстейна разладились отношения со шведскими блэк-металистами, что повлекло за собой всеобщую взаимную ненависть между блэкушниками двух соседних стран.

Природа андеграундной музыки такова, что неизменно порождает соперничество между различными направлениями, жанрами из разных городов, стран или персонально между группами. Так же было и в случае со шведским и норвежским блэк-метал, с лидерами обоих группировок, оспаривавших первенство в сомнительном и аморфном «Чёрном Круге». Вспоминает Самот из Emperor: «Несколько человек из Швеции бывали от случая к случаю в Норвегии. Нет сомнения, что происходившее в Норвегии оказало сильнейшее воздействие ещё на несколько стран». Между двумя группами была определенная степень взаимодействия, но последние трения оказались настолько сильны, что когда Евронимуса нашли лежащим на лестнице у себя дома 10 августа 1993 года, у многих первоначально зародились подозрения о причастности к этому шведов.

Смерть Евронимуса потрясла блэк-метал сцену до основания. До этого многие из них думали, что и дальше будут безнаказанно избегать последствий своих поступков, из которых уже можно было составлять длинный список поджогов церквей, убийств, угроз расправы, осквернения могил и вандализма.

Металлион

Ты слышал что-нибудь о предстоящем убийстве?

Я абсолютно не ожидал такого поворота событий. Я некоторое время не общался с Евронимусом, и мне всё казалось в норме. Всё это случилось внезапно и было очень неожиданным для меня. Я даже не мог подумать, что это был Гришнак. Я был просто в замешательстве, и начал осознавать происходящее только некоторое время спустя.
Всё было очень странно. Ко мне пришел «коп» и принёс повестку явиться к следователю. Они произвели у меня обыск, перерыли всё вверх дном. Я написал Гришнаку о том, что козлы из полиции приходили ко мне, и он очень поддержал меня. Он сказал: «Пошли их на хер, ничего им не говори!» и всё такое. Так что я ничего не знал. Я был просто потрясён.

Ты подозревал кого-нибудь, кто мог, на твой взгляд, это сделать?

Я думал, что его какой-нибудь псих из Осло или наркоман. У меня не было оснований подозревать кого-либо - я не думал, что шведы были способны на такое.

Газеты подозревали шведов?

Я в это никогда не верил. Я знал их всех - они были не способны убить его.

Ты не допускал, что это мог быть кто-то из твоего окружения?

Эффект, произведённый этим убийством, как ни странно, положительно отразился на блэк-метал - об этом убийстве шумели газеты, поэтому очень многие впервые открыли для себя блэк-метал. Те, кто не знал, что из себя представляет блэк-метал или дэт-метал, да и металл вообще, начали слушать эту музыку, потому что она показалась им свежей и крутой. Люди, никогда не знавшие Гришнака или Евронимуса. «Блэк-метал - о, да, это что-то новенькое!» В этот период - в 93-м и чуть позднее появилось много новых групп, на которых повлияла вся эта шумиха газетах. Многие из них были напрочь тупорылыми уродами, которые не могут придумать что-то своё, а только следуют моде. Надеюсь, что сейчас многие из этих позёров откололись от блэк-метал и нашли себе другое занятие.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:06 | Сообщение # 40
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
*****

Следующие несколько дней после той судьбоносной ночи, когда в Осло был убит Евронимус, полиция с несказанным рвением проводила расследование - были допрошено несчётное количество народу, даже те, с кем Ойстейн Аарсет всего раз в жизни здоровался за руку. Викернес убеждал полицейских что это, безусловно, дело рук шведских псевдосатанистов, которые ревниво относились к более «правильной» норвежской идеологии. Ответственный за связи с общественностью полицейский даже заявил буквально следующее: «Эти группировки поистине ненавидят друг друга, и они не остановятся ни перед чем, чтобы одолеть противника».

Также следователи допросили тех, кто вращался в сфере блэк-метала: 13 августа они потратили 8 часов на допрос Илзы Ралюс Ангел, 16-летней шведки, которая некоторое время жила с Аарсетом. Она с заговорщицким видом поведала полиции о том, что «абсолютно уверена, что знает, кто убил Ойстейна. Убийца завидовал ему и хотел сам занять ведущую позицию в блэк-метале. Я не верю, что Ойстейна убили шведские Сатанисты. Большинство шведов слишком трусливы, чтобы пойти на убийство. Но я не скажу вам имя настоящего убийцы. Блэк-метал сам отомстит ему».

Она также рассказала, что в одной из последних бесед с ней Аарсет сказал, что вражда между шведами и норвежцами закончена, а, следовательно, у них не было никаких причин убивать Евронимуса. Свои предположения она обосновывала так. «Тот, кого я подозреваю в убийстве, входит в число норвежских блэкушников. Многие из тех норвежцев, с которыми я разговаривала, пришли к такому же заключению. Но назвать имя подозреваемого мной я не могу, потому что опасаюсь за свою жизнь».

Сами обстоятельства убийства подтверждали её подозрения. «Не думаю, что Ойстейн впустил бы в дом незнакомого. Это не похоже на него. Это ещё больше утверждает меня во мнении относительно личности убийцы. Безусловно, она намекала на Варга Викернеса, и полиции не потребовалось много времени, чтобы сложить все части воедино и получить целостную картину происшедшего. Многие в их окружении знали о напряжённых отношениях между Викернесом и Аарсетом, но они даже не могли себе представить, что это могло зайти так далеко. Некоторые были настроены ещё более скептически и допускали, что убийца мог быть из их круга, расходясь только в выборе кандидатуры. Исан из Emperor впервые услышал об убийстве из вечерних новостей.

«Я включил телевизор и первое, что услышал было «Ойстейн Аарсет». Я тогда подумал: «Что это он может делать на ТВ? Твою мать! Да не иначе, Гришнак убил его!» После этого я позвонил Самоту и сказал: «Я думаю, Гришнак убил Евронимуса!» Мы знали, что они больше не были друзьями, и что они ненавидели друг друга, но Самот не верил в это. Я был потрясён, потому что хорошо знал Гришнака. Но это ничего не меняло - Евронимус был мёртв».

Аарсет был вынужден закрыть «Хельвет» за несколько месяцев до смерти из-за внезапно нахлынувшего внимания со стороны полиции и журналистов после того, как стало ясно, кто поджигал церкви. Его родители были удручены печальной славой своего сына, а так как они помогали ему содержать магазин, то поднажав на него, они уговорили его закрыть «Хельвет». Викернес с сарказмом отмечал позже, как непостоянный по натуре Аарсет часто между уважением к желаниям родителей и своим «чёрным и злым» имиджем, выбирал первое. «Ойстейн однажды пришёл к одному журна- листу в белом свитере, а потом долго извинялся перед, блэкушниками, не обидел ли он кого-нибудь! Всё это было из-за его родителей. А ведь ему было уже 26 лет!» Следствию потребовалось всего четыре дня, чтобы после разговора с Илзой собрать необходимые улики и доказательства, чтобы выдвинуть обвинение против убийцы Ойстейна Аарсета. 17 августа в Бергене был арестован Варг Викернес. После того, что выяснилось в ходе следствия, полиция смогла предъявить ему обвинения не только в убийстве.

Существует масса домыслов о причинах убийства Аарсета. Безусловно, отношения между ним и Гришнаком испортились. Ойстейн был должен Викернесу приличную сумму от продаж альбома Burzum на Deathlike Silence. Это было тем более удивительно, что фирма была крайне бедной и заморенной. Но Викернес отрицал какой бы то ни было материальный мотив убийства. Другой возможной причиной могло быть стремление занять главенствующее положение в блэк-метал сцене, хотя такие старожилы «Круга» как Металлион скептически относятся к этой версии. «Это дурацкое объяснение. Ты не можешь, убив человека, заставить остальных забыть о нём и думать о тебе как о короле. Это очень примитивный взгляд. Я думаю, здесь было нечто большее».

Ихсахн: «Я знаю, что они конфликтовали между собой. Евронимус говорил, что он думает, что Гришнак - дерьмо. Гришнак же думал, что дерьмо - это Евронимус. В некоторой степени, я полагаю, это была борьба за лидерство. Так или иначе они оба жаждали власти, они оба многое сделали для блэк-метал: Гришнак первым начал поджигать церкви, Евронимус содержал этот свой магазин, и, в некотором роде, был основателем всего жанра. Они очень сильно повлияли на развитие стиля. Хотя, может быть, я строю чересчур много догадок».


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:06 | Сообщение # 41
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
*****

Самот: «Известие о его смерти не шокировало меня. Я надеялся, что убийца - не Викернес, потому что знал какими большими неприятностями это может обернуться для нас. Но вскоре Викернес был арестован, и понеслось. Полиция взялась за всю тусовку, в Норвегии и Швеции. Собственно смерть Евронимуса лично меня интересовала мало, но из-за его убийства всё движение чуть не сыграло в ящик вслед за ним - мы все побывали в узилище. У меня были нормальные отношения с обоими - и с Евронимусом, и с Викернесом. Я слышал, как они поливали друг друга грязью, но не хотел занимать чью-либо сторону. После всех этих разоблачений и дознаний нам пришлось расхлебать много дерьма. Все, конечно, обсирали Викернеса и всех собак теперь вешали на него. Сейчас, по прошествии времени, я и думать забыл об убийстве Евронимуса. На мой взгляд, некоторые поднимают слишком много шума вокруг его персоны, преподнося его неким «королём» жанра. Когда-то он, безусловно, играл важную роль, но лично я - сам себе хозяин».

*****

Металлион: «Последние дни работы над альбомом Mayhem финансовая ситуация, сложившаяся между Гришнаком и Евронимусом – я думаю, всё началось с этого, и положило, в итоге, конец всему. Ойстейн никогда не упоминал имени Гришнака, он предпочитал называть это «У меня сложились некоторые проблемы с отдельными элементами норвежского блэк-метал», но, конечно же, он имел в виду Гришнака. Вопрос был только в деньгах - Ойстейн был должен ему авторский гонорар за два альбома Burzum, который Гришнак, наверное, так и не получил. Бизнесмен из Евронимуса был никудышный, и, я думаю, у него просто не было денег заплатить Гришнаку. Кроме того, на запись первого альбома Burzum деньги дала мать Гришнака, которая на них рассчитывала. Не думаю, что он ей что-то отдал. Всё кончилось тем, что они поцапались как кошка с собакой и Гришнак хотел подписать контракт с другим лейблом, с Candlelight или Earache.

*****

Бард Эйтун

Как ты узнал об убийстве Ойстейна?

В ночь убийства я должен был зайти к нему, но меня задержали дела, и пришёл я уже на следующий день. Около его дома передо мной предстала толпа «копов» и людей с телевидения. Вот так и узнал.

Для тебя это стало неожиданностью?

Конечно! Такого я даже вообразить себе не мог! Кажется, что подобное может случиться только с кем-то другим, но только не с твоими близкими, Я пытался понять, кто это мог быть, но ничего не приходило на ум.

Ты не думал, что это мог быть Викернес?

Нет, не думал. Как я мог предположить, что он окажется таким дураком, чтобы сделать это?

Ты знал о его ссоре с Аарсетом?

Я знал, что между ними существовали разногласия, но не думаю, что Ойстейн относился к этому очень серьёзно. Викернес слишком сильно хотел войны с Аарсетом. Он больше не мог переносить Ойстейна, потому что тот определённо уделял больше внимания андеграундной музыке, чем Гришнак, и он не мог этого вытерпеть. А для Ойстейна это была не проблема, потому что он проще смотрел на вещи и был более собранным человеком. Кроме того, их ссора вышла из-за денег, которые Ойстейн был должен Викернесу. Ойстейну потребовались деньги для того, чтобы выпустить первый альбом Burzum, но, конечно же, никакой возможности вернуть их у него не было. Викернеса это приводило в бешенство. Но, с другой стороны, он знал, что Ойстейну нужно было время, чтобы расплатиться с ним, пока он приведёт бизнес. В надлежащее русло. В любом случае, это - не повод убивать его - из-за каких-то денег. Теперь-то он точно их не получит назад!

Что ты можешь сказать о том, что Аарсет якобы собирался убить Викернеса?

Не знаю... в это время я был в Англии с Emperor, своей группой. Я слышал, что Ойстейн звонил Мортийсу (тогдашний басист Emperor) и говорил, что хочет убить Гришнака, но это было уже после убийства. Если честно, я не вижу причин, по которым он мог желать смерти Викернеса. Может, что-то и произошло пока я в Англии, не знаю.

А как вам кажется версия самообороны?

Чушь собачья! Какой смысл только что поднятому с постели, в семейных трусах, Ойстейну нападать на Викернеса? Не стал бы он этого делать. Я понимаю это так: Викернес хотел просто избежать самого большого срока за убийство (21 год). Вполне естественный ход - в суде я говорил то же самое. Но в Норвегии такие штучки проходят редко.

После того, что случилось, вы общались с Викернесом?

Ни разу. Вскоре после убийства его арестовали, а ещё через две недели, забрали и меня. Нас содержали в разных тюрьмах, и у меня не возникло никакого желания писать ему - ведь он убил Ойстейна, которого я знал шесть лет, и которого уважал тогда больше, чем Викернеса. Викернес стал очень много о себе воображать после того, как попал на страницы газет и на экраны телевизоров, и считал, что стал важной персоной. Ойстейн был более приземлённым человеком. А у Викернеса в голове постоянно рождались какие-то безумные планы, к тому же постоянно меняющиеся. Сегодня это поджог, завтра ещё что-то. О поджогах церквей говорил постоянно. Но всё это звучало как-то нереалистично.

*****

Варг Викернес

Когда инцидент с Ойстейном перерос в настоящую войну?

Ойстейну нечего было делать среди нас! Он всех знал, и каждый раз, когда кто-то сжигал церковь, он ходил от одного к другому и хвастался, что мы сожгли церковь. Он всегда говорил «мы», потому что хотел быть частью движения. Насколько я знаю, единственным преступлением, совершённым им, была кража со взломом из одной церкви. Да, ещё один раз он попугал другого блэкушника (Евронимус угрожал Огиану «Оккультусу»), и то, на это его уговорил я. Он всегда следовал за мной. Ойстейн был просто большим болтуном - и, конечно, мы использовали это в своих целях. Если я хотел внедрить какую-то свою мысль в блэк-метал сцену, я просто рассказывал ее Ойстейну, а его ответ был неизменен: «Отлично!» И через час он уже трезвонил всем и вся: «У меня есть отличная идея!», и новость распространялась мгновенно. Это был очень простой способ. Он был просто болтун, и мы в шутку называли его «голосом Гришнака». Я сказал как-то об этом ему, незадолго до его смерти, и это стало одной из причин, подвигшей его против меня - я открыл ему его истинную суть.

Ойстейн никогда не участвовал в поджоге церквей?

Нет, в самих поджогах он не участвовал. Он не разрабатывал планов и ничего вообще не делал. Ничего.

Кроме тебя, кто ещё из блэк-металлистов недолюбливал его?

Darkthrone разобрались, что он за гусь. Они не хотели иметь с ним дел. Фенриз любил Ойстейна, но остальные ненавидели его. Они проклинали его во время ритуалов, потому что они были настоящие Сатанисты.

За что же они его так ненавидели?

За то, что он был всего лишь пугалом - внутри он был не таким, каким хотел казаться снаружи. Народ все больше понимал, что он просто лжец. Он сидел в своем магазине, жрал люля-кебабы, купленные в соседнем пакистанском магазине, запивая кока-колой, - всё это было куплено на наши деньги. Это были неправедно нажитые Деньги, он просто паразитировал на нас, К тому же, он был наполовину лапландцем, что тоже говорит не в его пользу. Ублюдок!
Он кидал всех, всех нас. Когда он раздавал людям записи, то те думали: «Да, Ойстейн - молоток, он раздает записи за так». А платили за его щедрость мы. Он жил за наш счёт, и это всем порядком поднадоело. Мне присылали почтовые переводы, чтобы я выслал мой дебютный мини-альбом, Aske. Когда я сидел в тюрьме, я перепоручил это дело ему, но он прикарманил все деньги и не выслал ни одного альбома.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:07 | Сообщение # 42
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Ойстейн все больше надоедал тебя?

Да. Мы не хотели больше иметь с ним дел, а он все названивал и спрашивал: «Можно ли остановиться у тебя, когда я буду в Бергене?» Я ответил ему «Нет». Но убил я его не из-за этого. Причина совсем в другом: он пытался убить меня. Он даже сказал об этом Самоту и ещё нескольким, и один из них позвонил мне и сказал, что Ойстейн хочет меня убить. Он (Ойстейн) не сказал об этом всем, как он обычно делал. Так что на этот раз всё было серьезно. Так как он не трепался об этом на каждом углу, а поведал только нескольким людям, которым он доверял, это дало мне основания полагать, что всё действительно серьёзно. Поэтому я сразу поехал к нему домой и спросил: «Что ты там задумал?». Он запаниковал. Если ты собираешься кого-то убить, а тут твоя жертва сама является к тебе домой в три часа ночи, то есть от чего запаниковать, понятно. Он собирался убить меня, но когда я приехал к нему, должно быть он подумал, что я собираюсь убить его и испугался. Тогда он от страха бросился на меня. Он ударил меня в грудь, и это несколько удивило меня. Но я не растерялся и повалил его на пол. Тут он вскочил и попытался бежать на кухню за ножом. Я подумал: «О'кей! Если он идет за ножом, тогда и я достану свой нож». Я догнал его перед тем, как он успел добежать до кухни, и ударил его ножом. После этого он побежал было к себе в спальню, где у него было ружьё, то самое, из которого застрелился Мертвец.

У него было то самое ружьё?!...

Теперь я определённо не могу сказать, было ли это то самое ружьё. Может у него и вовсе не было ружья, но в тот момент я был на все сто уверен, что оно у него есть. Кроме того, у него был электрошок, и я решил, что у него точно есть оружие. Я погнался за ним. Он выбежал из квартиры и с криком «На помощь!» начал звонить в двери соседей. Я не ожидал от него такой трусости. Но я знал, что он хочет убить меня, и решил, что я убью его - сейчас или после, потому что в противном случае он попытается убить меня, и, кто знает, может у него это и получится. Тогда чего мне ждать? И я убил его.
Кроме того, меня предупредили о его плане: парализовать меня электрошоком, придушить и замучить до смерти.

Ты слышал об этом?

Буквально! Такая перспектива меня, сами понимаете, не могла меня обрадовать. Нормальный человек будет бежать от опасности, потому что ему будет страшно, не правда ли?! Но я поступил не так. Я пошёл прямо к нему. Да, в это же время я получил от него письмо. Он был так добр в нём, такой весь душевный, что я подумал: «С чего бы это? Он говорит с другим парнем о том, как «избавиться от меня», а, с другой стороны, посылает мне такое слащавое, елейное письмо». Вот и всё. Все остальные «версии», высказываемые по поводу этого убийства, просто чушь собачья.

А какие ещё выдвигались версии?

Газеты представляли это, как некую борьбу между соперниками, но это ерунда Они хотят, чтобы это было так, чтобы можно было кричать о некой угрозе, исходящей от блэк-метал. Я могу провести параллель с христианством, которое накрепко зависит от Сатаны. Без Сатаны зачем вам сдалось христианство? Поэтому прессе в погоне за сенсациями было выгодно представить нас Сатанистами. Вот где зарыта собака.

А ты допускал такое развитие событий, когда шли к Ойстейну?

Нет, Следователи пытались доказать, что я вымыл машину буквально блеска. Но я никогда не мыл машину. Когда мы вернули её моей матери, она была просто заросшей грязью, куски всякого дерьма и грязи просто отваливались от неё. Я её никогда не мыл, зачем? Но они утверждали, что я вымыл её очень тщательно. Это чепуха.

«Официальная» версия состоит в том, что ты тщательно спланировал убийство - подготовил себе алиби: взял напрокат видеокассету, которую якобы смотрел той ночью в Бергене, а твой друг должен был снять деньги с твоей карточки, расплатиться за прокат кассеты и вернуть ее назад, пока ты был в Осло, чтоб это выглядело так, будто ты никуда не уезжал из Бергена.

Дело в том, что это не имеет никакого значения - замышляли ли мы убить его или нет, потому что он был первым, кто напал, и поэтому за это убийство нельзя давать максимальный срок. Приговор был несправедливым. У меня в кармане были армейские перчатки, которые обычно используют на стрельбище - если бы это было преднамеренное убийство, я бы наверняка надел эти перчатки! Когда я вошёл к нему, перчатки наполовину торчали из моего кармана; тогда-то он и набросился на меня. Если бы я собирался убить его, наверное, я бы одел эти перчатки, а уж потом бы бросился на него. Тогда это можно было бы расценить как умышленное убийство.

Что ты делал, когда подошли к его дому?

Он жил на пятом этаже. Я позвонил по домофону, он спросил: «Алло, кто это?»
Я ответил: «Это Варг, впусти меня».
- Ты зачем пришел?
- Хочу с тобой поговорить.
Тогда он впустил меня. Я поднялся по лестнице на его этаж, а парень, который был со мной, стоял в это время возле дома и курил. Я постучался к нему в дверь; он появился на пороге в семейных трусах. Пока я прошёл четыре лестничных пролёта, он не мог одеться!
Задыхаясь после подъёма, я подошёл к его квартире - он уже стоял в проеме двери и ждал меня. Как после говорили соседи, они слышали абсолютно всё, что происходило на лестничной клетке. Ха! Один из них заявил полиции, что слышал женские крики! Когда я прочитал об этом, меня просто разобрал смех. Он бегал по площадке, вопил «Помогите!», звонил в двери. Как мне потом говорили полицейские, я нанёс ему 23 или 24 удара, но это неправда. Я бегал за ним по площадке, нанося ему удары, всего я ударил его 4 или 5 раз. Первый раз я ударил его в грудь. Так как он постоянно пытался удрать, мне пришлось ударить его в спину.
Поняв бесплодность попыток дозвониться соседям, он попытался, босой, сбежать вниз по лестнице. Перед этим у меня был тяжёлый восьмичасовой переезд, который, я из-за усталости, правда, проспал; на ногах у меня были тяжёлые армейские ботинки, поэтому мне пришлось бежать изо всех сил, чтобы догнать его. Он тоже бежал изо всех сил, поэтому я то настигал его, ударяя ножом, то он удирал от меня. Всего на лестнице я ударил его два раза.
Он разбил на лестнице лампу и упал на осколки стекла, отчего у него на теле образовалось множество мелких ран, которые потом приписывали мне. Под кожей его ступней наверняка тоже нашли осколки стекла, потому что один раз он поскользнулся на них, упал, но потом вскочил и побежал дальше. Аутопсия тоже была полное дерьмо. Пo их эпикризу он умер от потери крови. На самом деле он умер от одного точного удара в голову. Он умер мгновенно. Бам! И он готов. Череп насквозь. Мне даже пришлось выбивать нож ногой из его башки. Нож застрял в его черепе и он был на нем пришпилен, когда же я выковырнул его, он скатился вниз по ступеням. Я ударил его прямо в голову, зрачки закатились - и он был мёртв. Я читал отчёт о вскрытии - там фигурировал один удар в грудь, который якобы пронзил его насквозь! Отсюда можно сделать вывод, что я был зол и ударил его очень сильно. Нож у меня был очень острый. Если бьешь человека острым ножом, то протыкаешь его как масло, если же нож у тебя тупой, то только рвёшь ему ткани. Так вот, отчёт о вскрытии был полной мутью, потому что он умер моментально. Они даже вскрытие не смогли провести нормально.

Где он умер?

На втором этаже. Я гнался за ним, он поскользнулся на осколках стекла, и тут я настиг его. Он поднялся, и мы смотрели друг другу в лицо, в этот момент прибежал другой парень - он был лучшим другом Ойстейна. Он случайно приехал со мной. Я не знал, нападёт ли он на меня или нет; всё-таки лучший друг! Тогда мне подумалось, что он всё-таки бросится на меня и я был готов к этому. Тут Ойстейн полностью поднялся на ноги, а второй парень пустился наутёк. Тут мне все стало понятно - Ойстейн собирался напасть на меня, но я сделал это первым, - все очевидно. Тогда я ударил в грудь и в голову, он осел и умер в ту же секунду.

Никто из соседей не открыл двери?

Они все зассали. Они думали, что это пьяная драка. Он жил с самыми дерьмовыми соседями, какие только могут быть в Осло - на 60% они состояли из цветных.

После первого удара дороги назад уже не было?

Нет. Ни капли милосердия. Не стоит проявлять милосердие к тому, Кто никогда бы не проявил его по отношению к тебе. Я отношусь честно к тому, в кого я верю, н кто честно относится ко мне. Но я знал, что он собирался удушить меня, предварительно парализовав электрошоком. Где же здесь честь? Он был просто подонком, не заслуживающим ни честности, ни милосердия. Поэтому я и обошёлся с ним как с подонком.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:08 | Сообщение # 43
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Анатомия убийства

Как было доказано позже в суде, убийство Аарсета Викернес спланировал заранее. Соучастниками Варга были 21-летний Снорре Вестволд Рух «Блэкхорн» (игравший в группе Барда Эйтуна Thorns), и один друг Викернеса из Бергена. Рух сопровождал Викернеса в его поездке из Бергена в Осло, другой парень остался в квартире Варга в Бергене.

Видеокассету они взяли напрокат в день убийства, и пока Викернес и Рух ехали в Осло, кассета на полную катушку играла в квартире Гришнака. Этот фильм они смотрели много раз, так что в случае, если бы их стали расспрашивать, что они делали той ночью, они могли бы подробно рассказать все детали фильма. Парень, оставшийся в Бергене, должен был снять деньги с кредитной карточки Варга, что могло послужить ещё одним доказательством того, что последний в тот вечер не покидал Осло. Но в спешке Варг оставил не ту карточку, и его друг не смог снять деньги.

Кроме того, Викернес взял с собой контракт на выпуск материала Burzum на лэйбле Евронимуса DSP. Обе копии контракта были уже подписаны и высланы Гришнаку Евронимусом, который, несмотря на все разногласия, все ещё надеялся сохранить Burzum на своем лэйбле. Викернес датировал контракты 9-м числом, как он говорил позже, ошибочно. Снорре Рух утверждает, что контракты были взяты как ещё одна отмазка: будто Варг и Ойстейн встретились друзьями незадолго смерти Евронимуса. Викернес написал своё собственное объяснение:

«Незадолго до отъезда в Осло я сжёг фотографию Ойстейна, на которой мой друг написал «смерть красной крысе» каким-то хитрым магическим алфавитом. Я сжёг её потому, что не хотел иметь ничего общего с ним, даже с его фотографиями, и я поехал в Осло, чтобы отвезти ему контракт, и больше не поддерживать с ним никаких сношений. Я оформил обе копии для того, чтобы получить деньги от фирмы, под патронажем которой он находился, и мне бы больше не пришлось получать от него чеки. Отдать ему контракты значило, что он больше не будет ни звонить, ни писать».

Снорре Рух

Расскажи, пожалуйста, о себе подробнее. Как ты жил до этого злополучного убийства?

С рождества по лето 92-го года я жил в Тронхейме. Летом 93-го у меня были некоторые проблемы с психикой, меня даже направили на обследование в институт, но вместо того, чтобы обследоваться, я удрал в Берген. Что произошло потом, вы знаете.

Кому первому в голову пришла мысль об убийстве?

Гришнаку. Он желал этого больше всего: я был не за, не против. Мне было просто насрать на Ойстейна, он мне был до фени.

Это, тем не менее, не помешало тебе стать соучастником убийства...

Я был им не с самого начала. Поначалу я даже был против этого. Первоначально планировалось, что я буду вести машину Гришнака. Уже после в нашем плане появился третий фигурант. Я хотел, чтобы Граф взял его с собой вместо меня. Я предложил ему такой вариант, но тот поднажал на меня, и я согласился.

Каким образом?

Он человек авторитарного типа. Он может убеждать людей поступать сообразно его воле.

И что же было дальше?

Мы уговорили его поехать одному. Но за несколько часов до отъезда он вдруг решил, что слишком известен, просто-таки популярен, и что по дороге от Бергена до Осло его обязательно узнают. Поэтому он хотел, чтобы я вёл машину. Так он и уговорил меня поехать с ним. Я сел за руль, а он улёгся на заднее сиденье своего Фольксвагена, накрывшись грудой футболок.
В наши первоначальные планы не входило мое посещение Ойстейна вместе с Викернесом. Перед тем как выйти из машины, я спросил его, не хочет ли он, чтобы я пошел с ним для «моральной поддержки». Но в квартиру я так и не вошёл - замешкался на лестнице. Когда же я всё-таки подошёл к двери Ойстейна, меня охватила дрожь. Я стоял подле двери и слушал доносящуюся изнутри возню. Потом дверь распахнулась и из неё выскочил Ойстейн, весь в крови, и помчался вниз по ступенькам. Следом за ним бежал Гришнак.
До меня дошло, что дела плохи. Мы планировали убить его в квартире, тихо и быстро, а не превращать это в драму - с беготнёй по дому и сотней ножевых ранений. Я побежал вслед за ними, выскочил на площадку перед домом и пошёл к машине. Граф вышел вслед за мной.

Как вы попали в дом?

Ойстейн не знал, что я здесь. Граф позвонил в дверь и сказал по домофону, что он один. Евронимус не хотел его впускать. Он уже лёг, и чувствовалось, что он нервничает. Я стоял рядом с Гришнаком и хорошо слышал их разговор. Ойстейн сказал, что уже поздно, что он спит, и Варгу лучше придти завтра. Тогда Граф сказал, что он привёз с собой контракт и попросил, чтобы Ойстейн впустил его. Я сделал пару последних затяжек и, затушив сигарету, бросил её в урну, а затем дёрнул ручку двери. Потом мне пришлось протирать её, чтобы стереть отпечатки пальцев. По лестнице я поднимался, не касаясь перил. У Гришнака были перчатки, он забыл надеть их. Поэтому он оставил свои отпечатки (причём в крови!) после схватки. Ещё он забыл про контракты и оставил их в квартире у Ойстейна. Они были датированы 9 августом 1993 года и подписаны Варгом Викернесом.
Ойстейн подписал контракты, выслал их Варгу, чтобы он подписал их со своей стороны и переслал их обратно. Эти контракты понадобились Варгу как повод для посещения Евронимуса. По пути к машине я спросил, ваял ли он их, поскольку «видел, что их у него не было. Он сказал, что взял.

По дороге домой случилось что-нибудь?

По дороге в Осло мы видели несколько полицейских постов, проверявших машины, выезжавшие из города. Мы остановились в местечке недалеко от Ниттедаля (в 25 км от Осло), чтобы позвонить тому парню в квартиру Варга. Тогда мы ещё не были уверены, мёртв ли Евронимус. Граф сказал, что нанёс ему уйму ранений, и на все сто уверен, что Ойстейн мёртв. Я сказал: «А что если он жив и кто-то слышал, как всё происходило?» Что если Евронимус успел кому-то сказать, что Гришнак был здесь? Тогда полиция заявится на его квартиру в Бергене и устроит там засаду. Тогда-то мы и решили позвонить тому парню на квартиру Викернеса и сказать ему, чтобы тот отправлялся домой.
Мы остановились возле телефонной будки, но позвонить не удалось. Буквально перед тем, как мы уже собрались было вылезти из машины, перед нами проехали «копы» с мигалками, которые, очевидно, решили, что мы выглядим подозрительно. Мы сорвались с места, а полиция - за нами. Вес превратилось в настоящую погоню, но нам удалось оторваться.

Но об этом инциденте полиция не сообщала...

Это не было приобщено к делу.

Полицейские не запомнили номер вашей машины?

Скорее всего, нет. Но история вскоре всплыла. Мы боялись, что нас ищут и ужасно волновались. Когда мы въезжали в Берген, нам чудились толпы легавых, ищущих нас.

Поэтому вы остановились где-то и избавились от орудия убийства?

Да, мы бросили его в маленький пруд в Ниттедале. Гришнак спал по дороге в Осло, а я - на обратном пути. Всю дорогу меня бил озноб, поэтому мы ехали с включенным на полную мощность обогревателем и Dead Can Dance, орущими из динамиков. Это создавало своеобразное настроение. Мы мчались обратно в Берген, и поспели как раз к утренним газетам. Мы тут же пошли и вернули видеокассету, чтобы выжать из возможного алиби всё что можно.

Что ты чувствовал, когда тебя вызывали к следователю?

Через некоторое время наша «легенда» начала рушиться, как замок из песка. Когда три разных человека на допросах, длящихся по семь часов, хотят рассказать одно и то же, у них мало чего получается. Вдобавок ко всему, я думал, что они всё знают и ждал, когда за нами придут. Под конец я уже бросил попытки скрыть происшедшее.

Но Викернес утверждает, что если бы ты не сознался, вас обоих никогда бы не поймали.

Это не так. Он оставил свои окровавленные отпечатки и эти два злополучных контракта. Про контракты он плёл, что поставил неправильную дату и говорил журналистам, будто не знал, какой был день и год.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:08 | Сообщение # 44
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
*****

Варг Викернес: «Меня арестовали сразу же после того, как Снорре заложил меня. Он - никто, неудачник. Хилый, больной типчик. Меня арестовали и посадили в одиночку, не давали ни с кем общаться, а газеты тем временем стали трещать, что я убил его.
Конечно же, когда умирает более или менее известная личность, у него сразу образуется несметное количество друзей. Мертвеца никто не знал, никто о нём даже не слышал, но когда он сдох, то сразу стал знаменитостью. В этом нет ничего нового.
После этого «копы» начали хватать наших всех подряд, потому что одна тупая румынская шлюха, так называемая «шведка» Илза стукнула, что Бард убил какого-то дятла - он ей про это рассказал! Его тут же арестовали. У них, конечно же, против него ничего не было, но он взял и во всем сознался. У них не было никаких доказательств, кроме показаний этой 16-летней цыганской сучки - но какой суд поверил бы ей?! Но он во всем признался. Потом цепочка потянулась от одного парня к другому, и все открылось. Ситуация стара, как мир - абсолютно ничтожные люди могут заварить серьёзную кашу, предавая друг друга, всех и вся. Так они и делали. Я конечно же, был самым главным злодеем».

*****

Снорре Рух

Как ты отнёсся к версии происшедшего «по Варгу»?

Я не понимаю, что он хочет навлечь из всей этой истории. Он втянул меня во всю эту заваруху. Но я не виню его, покуда он не винит меня.

Что, на твой взгляд, подвигло Викернеса убить Аарсета?

Первая причина - он завидовал Барду. Он убил человека, а Варг - нет. Варг говорил, что убийство того педика было «левым» поступком, но внутри нашего круга поступок Барда пользовался уважением. Варг думал приблизительно так: «Бард убил всего лишь глупого гомика, тут нечем хвалиться». Похвальба о том, что ты можешь убить или уже убил человека, довольно опасная штука, а Граф трещал, что ему убить кого-нибудь - раз плюнуть.

И это всё?..

Плюс ещё ему было наплевать на Ойстейна. Но слухи о том, что он был коммунистом или гомосексуалистом не имеют под собой абсолютно ничего.

Ты не жалеешь о том, что произошло?

Меня не мучает совесть. Может быть, она и грызла бы меня, если бы я встретился с его родителями. Но я их не видел, так что я о таких вещах не задумываюсь. Меня не мучает по ночам бессонница и тому подобное. Мне больше жалко, что я попал в тюрьму.

Ойстейн, на твой взгляд, умер сообразно своим идеалам?

Да, близко к тому. Во всяком случае, его не задавила машина на улице, как маленькую девочку.

Он жил с мечом я умер от меча...

Да только фехтовальщик из него был бы никудышный! Он на самом деле не был таким крепким мужиком, как хотел казаться. Он принял не просто смерть, глупо так считать, а получил такую смерть, какую заслуживал сообразно своему имиджу. Мне нравился Ойстейн таким, какой он был в повседневной жизни, но он всячески открещивался от себя самого. Привлекательные свои черты он тщательно старался скрывать. Когда с ним, бывало, посидишь в одной комнате некоторое время, то этот крутой парень, которого я знал, пропадал бесследно. У него не получалось быть в жизни таким, каким он старался выглядеть.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 21:10 | Сообщение # 45
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
*****

Викернеса возмущает тот факт, что пока он свято хранил обет молчания, все остальные раскалывались как гнилые орехи. В его глазах все они стали доносчиками. Последовавший суд показал, кто есть кто и выявил истинные лица многих отважных блэкушников. Показания сыпались как из рога изобилия, частенько задевая самих свидетельствовавших. Суду было предъявлено огромное количество материалов, в том числе и контракт, привезённый Викернесом в Осло, переписка Викернеса и других, отчёты судмедэкспертизы и скандально известная статья в Bergens Tidente.

Всех представленных улик, показаний свидетелей было достаточно для того, чтобы признать Викернеса виновным в убийстве, поджогах и незаконном хранении оружия. По его собственным словам:

Я был приговорен к 21 году тюрьмы за три поджога церквей, и у обвинения имелось по одному свидетелю в каждом случае, за поджог колокольни, по которому проходило двое из тех же трёх свидетелей - это были единственные улики против меня! Плюс кража и хранение ста килограмм динамита и пятидесяти килограмм глинита (взрывчатое вещество медленного возгорания), - в этом я сознался, - и пара краж со взломом чьих-то хибар, из которых было украдено целых две книги!

Во время вынесения приговора Викернесу был 21 год - столько же ему предстоит провести в тюрьме усиленного режима (высшая мера наказания в Норвегии, эквивалент пожизненного заключения). В день, когда осудили Варга, в Норвегии было сожжено ещё две церкви - очевидно, в знак солидарности. Бард Эйтун за своё преступление получил менее суровое наказание - 14 лет тюрьмы. Снорре, соучастника Варга, приговорили к восьми годам. Остальные, такие как Самот и Йорн Инге Тунсберг, принимавшие участие в поджогах, но сознавшиеся в ходе следствия, получили от двух до трёх лет в тюрьмах с более мягким режимом. Большая группа людей, так или иначе причастных к поджогам, отделалась огромными штрафами, пошедшими на компенсацию причинённого ими вреда и покрытие расходов на восстановление церквей.

За время судебных слушаний, проходивших весной 94-го, Викернес мгновенно превратился во всенародного парию. Он обладал всеми качествами, которые так притягивают журналистскую братию всех мастей. Вся пресса, телевидение и газеты обратили свои ручки, микрофоны, фото- и телекамеры к Варгу, и он, в ответ, оправдал их ожидания, снабдив их материалом, о котором они могли только мечтать...


Me mortuo terra misceatur igni.
 
Форум Black Metal » Идеология и Литература » Блэк Метал литература » М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка (Князья Хаоса. Кровавый восход норвежского Блэка)
Страница 3 из 8«1234578»
Поиск:

Хостинг от uCoz|