М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка - Страница 2 - Форум Black Metal
Страница 2 из 8«123478»
Форум Black Metal » Идеология и Литература » Блэк Метал литература » М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка (Князья Хаоса. Кровавый восход норвежского Блэка)
М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:37 | Сообщение # 16
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Муки смерти

Появившись в виде двух соперничающих кланов в Европе и Америке, дэт-метал стал тем самым противоядием, которого так ждало металлическое подполье, и внёс в его жизнь ощущения непосредственности и опасности, пропавшие было вместе с безвременной кончиной трэша. Для своего скелета дэт-метал заимствовал скорость хард-кора и трэша. облёкши его в плоть ревущих, настроенных ниже чем полагается гитар и рычащего вокала, ставшего радикальной антитезой фальцету и высокому вокалу, доминировавших в металлическом мэйнстриме в те времена. Тематика дата не сильно отличалась от того, что воспевали Misfits, но вместо малобюджетных ужасов 50-х годов, за основу были взяты кровавые страсти из фильмов 70-х и 80-х. Песни, изобилующие бесконечными подробностями убийств, пыток, изнасилований и расчленёнки штамповались растущей армией дэт-металлических команд по всему миру. Родственный жанр грайнд-кора, обязанный своему появлению английским анархистам Crass и Rudimentary Peni, произвёл на свет весьма популярные группы Extreme Noise Terror, Napalm Death и Carcass. Последние прославились тошнотворными обложками к своим пластинкам, таким, например, как Symphonies Of Sickness (“Симфонии тошноты”) - коллажи мяса со скотобоен и фотографий аутопсий, сопровождённые стихами, списанными из справочников по медицинской патологии.

Двумя мировыми столицами дэт-метала стали не вполне подходящие по своему географическому положению города Тампа во Флориде и Стокгольм в Швеции. Эти полюса жары и холода дали миру самые известные группы, такие как Entombed, Hypocrisy, Dismember и Unleashed из Швеции, Morbid Angel, Death, Obituary и Deicide из болотной глуши во Флориде. Другие местности в Америке также старались не отставать - в Нью-Йорке появились женоненавистники и любители крови Cannibal Corpse, в Калифорнии - не менее грубая команда Autopsy, но именно два вышеупомянутых города имели соответствующее студийное оборудование и продюсеров, которые очертили звуковые границы жанра. Дэт-метал отказался от театральности своих предшественников и взял на вооружение внешний вид по типу “парня из соседнего дома”, остававшегося неизменным как на сцене, так и за её пределами. Разорванные джинсы или спортивные штаны, высокие кроссовки и простые кожаные куртки стали униформой дэт-метала и члены группы не опасались быть узнанными на улице своими фэнами, потому что выглядели точно так же, как и тысячи других городских парней.

Исключение составили несколько откровенно Сатанинских команд, которые составили небольшой сегмент жанра. Так, вокалист Deicide Глен Бентон (Glen Benton) церемониально выжигал перевёрнутый крест у себя на лбу, бросал окровавленные внутренности в толпу на концерте и красовался на сцене в самодельных доспехах, их флоридские соседи из Morbid Angel облачались на концертах в военную форму, заигрывая с нео-фашистским стилем поведения, подтверждая его антилиберальными и непримиримыми высказываниями в журнальных интервью. Однако, дэт по большей части почивал на лаврах беспримерной звуковой брутальности и воспевания в стихах смерти и гниения.

По мере роста популярности дэт-метала, осталось совсем мало групп эпохи трэша, которые вызывали хоть какое-то уважение у молодого поколения. К Slayer сохранилось уважительное отношение как к крёстным отцам жанра и группа продолжала поддерживать интерес фэнов по мере того, как их пристрастия переходили от подросткового Сатанизма к увлечению насилием. Серийные убийцы, геноцид, религиозные преследования и другие апокалиптические темы стали пищей для лирического вдохновения Slayera. Кроме того они следовали давней металлической традиции вызывания привидений нацизма и фашизма. Поклонники группы называли себя Slaytanic Wennacht, нацистские орлы были включены в эмблему группы, в песнях воспевался Йозеф “Ангел смерти” Менгеле, а Джефф Ханнеман украшал свою гитару фотографиями трупов из концентрационных лагерей. В результате Slayer приобрёл популярность у нео-нацистских скинхедов, но при ближайшем рассмотрении всё это вряд ли стоит воспринимать серьёзно, да и фамилия вокалиста группы Тома Арайа (Tom Araya) не имеет ничего общего с “арийским” - на самом деле он происходит из южноамериканской семьи.

Среди скандинавских групп следует выделить одну дэт-металлическую команду, в особенности повлиявшую на становление блэка несколькими годами позже - это стокгольмская Unleashed, образовавшаяся после распада ранней дэт-металлической группы Nihilist. Unleashed не увлекалась кровавой тематикой своих собратьев по жанру, а сделала то же открытие, что и Bathory и черпала вдохновение из дохристианского язычества родной Швеции.

Начиная со своего первого CD “Там где не обитает зло” и до нынешних времён Unleashed посвятили большинство своих песен темам, заимствованным из эпохи викингов и старой скандинавской мифологии. Их концерты мало чем отличаются от традиционного дэт-метал шоу, пока вокалист и басист группы Джонни Хедлунд (Johnny Hedlund) начинает произносить яростные декларации о необходимости уничтожения христианской религии слабых и цитаты навроде “самосохранение есть высший закон!” Бесспорно, подобное практиковалось далеко не каждой металлической командой, но в лице будущих блэк-металлеров подобные высказывания вскоре нашли самый горячий отклик. Члены группы с гордостью носят амулеты Мьоллнир (Mjollnir) или Молот Тора, и на каждом концерте Хедлунд приносит на сцену огромный викингский рог, наполненный элем (или по особым случаям, медовухой - традиционным древнеевропейским священным вином из мёда). Затем он посвящает одну из песен, обычно “На скаку к славе” своим предкам викингам, пьёт из кубка и обрызгивает фэнов перед сценой. Включая в свои выступления такие элементы традиции. Unleashed обращается к древнему источнику энергии, из которого черпают свои силы самые значительные блэк-металлические группы.

Unleashed заслуживает внимания в качестве одной из немногих дэт-металлических групп, переживших смерть жанра. В период с 1989-го по 1993-й год дэт-метал был невероятно популярен во всём мире, собирая многотысячные аудитории на свои концерты. Подполье снова было вытащено на дневной свет коммерциализации и оно как всегда отомстило. Жадность звукозаписывающих корпораций, пытавшихся подоить дэт-метал. подписывая контракты с бесталанными группами и выпуская бесконечный поток посредственных и неоригинальных альбомов, привела к быстрому и предсказуемому застою рынка. Обеспокоенные обитатели подполья принялись взращивать новое потомство, устойчивое к разжижению и соглашательству.

В Норвегии бледные тучи на горизонте предвещали наступление бури. Шведское дэт-металлическое подполье в течении многих лет находилось под пристальным вниманием мировой музыкальной общественности и считалась форпостом самого экстремального на то время музыкального направления. В Норвегии также появились дэт-металлические команды - Mayhem, Old Funeral и Dark Throne. Лидеры норвежского движения сочли, и причём мудро, что для привлечения к себе внимания им нужно осознанно сделать шаг дальше. Показное насилие и жажда крови дэт-метала не представляли из себя ничего путного, и они должны были стать реальностью. Иначе они не представляли собой ничто иное, как звуковой эквивалент бесцельных комиксов для детей. Venom уже показал миру пример преувеличенного богохульства и сделал организованную религию мишенью для нападок. Выросшие среди благодушного отношения к христианству и окружённые гнетущей и отупляющей социальной демократией, которая доминировала в политической жизни Норвегии, эти молодые люди с гордостью приняли блэк-метал. Начав там, где остановились Bathory и Venom, они вложили в свои усилия такую зловещую серьёзность, о которой не мечтало самое экстремальное металлическое подполье. Ошибки трэша и дэт-метала не должны были быть повторены. Нет, это должно стать чем-то совершенно другим - столь чистым и бескомпромиссно жестоким, чтобы навечно оставить свой след в книгах по истории.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:39 | Сообщение # 17
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Словно оазис ужаса в пустыне скуки.
Бодлер "Путешествие"


ЗАРЕВО В СЕВЕРНОМ НЕБЕ

Главные элементы норвежского металла заключаются не только в музыке. Для звуковых экспериментов оставляется довольно большое пространство, если музыканты придерживаются определённых правил и стиля поведения. В то же время не существует "справочников" по этим правилам и границы идеологии меняются с течением времени. Подобные изменения обычно инициируются самыми видными фигурами, ибо именно ими жанр был создан, управляется и ими же выковывается его будущее.

Так же как по всему миру Venom считается отцами блэк-метала, ту же позицию в Норвегии занимает Mayhem. Их слава перешагнула границы и приобрела статус международного культа. Mayhem появились задолго до всех и существует и по сей день, хотя в совершенно другой форме. Mayhem всегда будет ассоциироваться с покойным основателем этой группы Ойстейном Аарсетом (Oystein Aarseth) или Евронимусом, убитым в 1993-м году. Задолго до этого трагического события группа была легендарной благодаря слухам, окружавшим её с момента основания.

Синонимом подъёма норвежского блэка стал журнал Slayer, публиковавшийся в течение 12 последних лет Йоном "Металионом" Кристиансеном (Jon "Metalion" Kristiansen) у себя дома в Сарпсборге, тихом городке недалеко от Осло. Он был как наблюдателем, так и участником подпольного мира экстремального металла дольше всех в Норвегии и его воспоминания имеют большую ценность в составлении целостной картины рождения и ключевых моментов в истории норвежского блэка.

Металион гордо рассказывает какую ценность для него представляет дэт и блэк-метал: "Это кровь, что течёт в моих жилах... это я сам, это моя судьба... другой быть не может - я этому полностью привержен". Его увлечение этой музыкой началось в 1982 году, всего лишь год спустя после выхода первых синглов Venom.

В те годы в Норвегии ничего не происходило. Я начинал слушать эту музыку в полном одиночестве, потому что никто из тех, кого я знал, не интересовался ею. Я нашёл единомышленников лишь через несколько лет. Первый номер Slayer вышел в 1985 году.


Хотя Venom и имел культовый статус в Европе, блэк-металу ещё предстояло выработать свои стиль. В это время Металион узнал о существовании Mayhem, бывшей в то время грубой и примитивной группой, встретившись с ними на концерте Motorhead:

Я встретился с ними на концерте и они рассказали мне о своей команде. Я продавал свой журнал и мне хотелось разузнать о них побольше. Через несколько месяцев у нас завязался более тесный контакт. В то время у них даже не было демо-ленты. Они записали первую летом 86 года - Pure Fucking Armageddon ("Чистый долбанный Армагеддон"). Это было гораздо экстремальнее, чем всё остальное, звук был очень, очень примитивен и очень брутален. В то время нельзя было услышать ничего более экстремального, чем Mayhem.

Mayhem отыграли всего лишь один концерт вживую незадолго до знакомства с Металионом. "Но это было совсем не то... Они играли ковера Celtic Frost, Bathory и Venom, я думаю, - ни одной своей песни. Тогда у них был другой вокалист по имени Мессайя (Messiah). Металион не может припомнить ни одной столь же суровой команды в Норвегии того времени, хотя недолгое время существовала группа Vomit, предоставлявшая Mayhem'y вокалиста и сессионных музыкантов для некоторых репетиций.

Mayhem выпустили второе демо и затем мини-альбом Deathcrush ("Гнёт смерти") в 1987 году, ставший с тех пор ценным раритетом. Именно с этого момента группа смогла сделать себе имя и привлечь серьёзных поклонников, поскольку Аарсет очень медленно писал и выпускал материал из-за финансовых проблем или своей настойчивости в контроле за всеми аспектами продюсирования группы. Соответственно было не так много концертов, но те, которые всё же имели место, стали эпохальными вехами в истории норвежского блэка. Металион вспоминает, что ранний имидж Mayhem "в те времена был не очень-то серьёзным - чёрные волосы, кожаные куртки, чёрная одежда. Обычный облик". Однако вскоре Аарсет принял на вооружение "трупный грим" для концертов и фотографий группы - стилизованную черно-белую раскраску, придававшую зловещий могильный вид и ставшую впоследствии одним из фирменных отличительных признаков норвежского блэк-метала.


Происхождение этой традиции загадочно. Более театральные металлические и панковские группы, такие как Кинг Даймонд или Misfits раскрашивались под вампиров на концертах ещё до 1985 года, Celtic Frost также пользовались этой уловкой. Можно провести историю грима ещё дальше, назад к KISS и Элису Куперу в 70-е годы. У Металиона существует своя теория происхождения боевой раскраски:

Я думаю, что это началось с группы Sarcophago из Бразилии. Это была очень экстремальная команда, они выпустили альбом и Евронимус сильно на них запал из-за большого количества шипов и трупного грима. Он говорил, что хотел бы, чтобы все группы были такими, потому что он был против дэтового тренда из Штатов и Швеции. Дэт-метал группы выходили на концерты в тренировочных костюмах и он был всей душой против этого.

В 1988 году швед по имени Пер Ингве Олин (Per Yngve Ohlin) или "Мертвец" стал новым вокалистом Mayhem, придя в состав из дэтовой группы, ориентированной на ужасы, под названием Morbid. Мертвец стал первой ключевой нотой в саге о северном блэк-метале, когда в 1991 году вышиб себе мозги из винтовки, оправдав свою кличку. Во время участия Мертвеца в Mayhem'e норвежская металлическая тусовка в Осло стала приобретать черты маленькой, но тесно связанной группы увлечённых людей. Они основывали новые группы, ходили на концерты друг друга, влияли друг на друга и всегда имели под рукой стандарты экстремальности.

Новые фэны начали заводить связи в Осло, особенно с Аарсетом. В большинстве своём они были подростками из маленьких городов удалённых Районов Норвегии. Приверженности одним и тем же идеалам, ненависти к одним и тем же вещам, одного и того же стиля жизни зачастую хватало чтобы объединить молодых музыкантов, хотя общение происходило в основном через переписку и телефонные разговоры. Редкие личные встречи случались на концертах более популярных и мэйнстримовых команд в крупных городах.

На западном побережье Норвегии находится старинный город Берген, известный своей аристократической независимостью от других районов страны - в особенности от Осло. Это родной город Кристиана Викернеса (позднее Официально сменившего имя на Варг), харизматического подростка, энергично бравшегося за любое дело, приходившееся ему по душе в данный момент. Обладая большим опытом игры на гитаре, он вступил дэт-металлическую группу Old Funeral, но быстро устал от их поверхностности и инфантильной тематики. Играя в группе, Викернес познакомился со многими будущими ключевыми фигурами блэк-метала. Он встретился с музыкантами, основавшими позднее Immortal, и с Евронимусом. После ухода из Old Funeral Викернес основал группу из одного человека для того чтобы взять свою работу под полный контроль. Сначала проект назывался Uruk-Hai (имя заимствовано у Дж. Р. Р. Толкина), затем был переименован в Burzum. еще одно заимствование от Толкина, означающее тьму. Металион вспоминает о вхождении Викернеса в блэк-метал тусовку в то время:



Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:39 | Сообщение # 18
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Никто не знал кто он такой. Он только начал говорить о своей группе Burzum и вдруг как-то сразу записал альбом, первый альбом Burzum и Евронимус сильно на него запал, потому что это было нечто совершенно новое и экстремальное. Они стали очень близкими друзьями.

Burzum был не единственной новой командой. Группа из Осло, Darkthron также начала привлекать к себе внимание и отыграла несколько концертов примерно в то же время. Некоторые члены группы всё ещё были одеты в тренировочные костюмы, что выдавало их дэт-металлическое происхождение, другие же стали одеваться в большем или меньшем соответствии с зарождающейся эстетикой блэк-метала. Один из их концертов проходил левацком анархистском заведении Кафе Строфаль (на норвежском игра слов, созвучная "катастрофический"), что при взгляде назад выглядит некоей иронией, поскольку барабанщик Гюльве Нагель (Gylve Nagell) no кличке Фенриз позднее прославился фашистскими высказываниями. Другими группами, вскоре заявившими о своей приверженности блэку стали Immortal (которая также родилась из остатков Old Funeral) и молодая команда Emperor из местности Телемарк. Именно им в компании с Викернесом было суждено сыграть важную роль по привлечению внимания как фэнов, так и полиции к своему музыкальному жанру.

После безвременной кончины Мертвеца, Евронимус продолжал воплощать в жизнь свои проекты, главным из которых было создание музыкального магазина. Вскоре он был открыт под зловещим названием "Хельвете" (Ад). Он находился в слишком большом и слишком дорогом помещении, не приносил существенных доходов, но существуя в качестве инструмента для самовыражения самого Евронимуса. он стал центральным местом сбора и общения блэк-металлеров. Металион рассказывает о значении магазина для остальных групп и о том, как он помогал Евронимусу впечатлять своих посетителей:

Открытие Хельвет состоялось через несколько месяцев после самоубийства Мертвеца. Это было началом создания блэк-металлической тусовки в Норвегии - вся она так или иначе связана с магазином, где Евронимус вдохновлял молодых посетителей, убеждая их в том, что в этом мире реально, а что нет. Так например, большинство членов Immortal и Dark Throne были обычными дэт-металлистами, а Евронимус рассказал им о блэке, о том, как должны делаться дела и они последовали за ним. Сравнивая первый и второй альбомы Dark Throne, легко услышать влияние Евронимуса на втором - Blaze In Northern Sky ("Зарево в северном небе"). Он стал вторым норвежским блэк-металлическим альбомом после "Гнёта смерти", который оказал огромное влияние на всю тусовку. Затем последовал Immortal, также под влиянием Евронимуса. Даже если они этого не признают, это правда. То же самое и с Emperor - до этого они назывались Thou Shalt Suffer и были типичными дэт-металлистами, а потом сменили название на Emperor и стали играть блэк. Вся норвежская блэк-металлическая сцена происходит от Евронимуса и его магазина, Он убеждал их что правильно, а что нет. Он всегда говорил то, что думал, следуя своим инстинктам в отношении всех блэк-металлических наворотов вроде трупного грима и шипов, поклонения смерти и экстремального стиля жизни. Именно об этом он всем и рассказывал.

Почему Норвегия?
Довольно трудно найти объяснение тому, что Норвегия, страна на окраине Европы с населением менее 4,5 миллиона человек, стала эпицентром блэк-метала, по крайней мере в музыкальном плане. Теории разнятся от самых прозаических до невероятных слухов. Так например, одно из объяснений большому количеству церквей, сожжённых в Норвегии по сравнению с другими скандинавскими странами, состоит в том, что в Норвегии процент полностью Деревянных церквей гораздо выше. Гораздо проще поджечь деревянную Церковь, чем каменную, однако, даже это не так уж легко, что подтверждают многочисленные попытки неудавшихся поджогов.

Поскольку анти-христианство играет большую роль в блэк-металлическом движении, стоит взглянуть на то, как христианство функционирует в норвежском обществе. Официальной религией в Норвегии является протестантство, организованное под началом государственной церкви. У всего этого есть глубокие исторические корни и официально считается, что в лоне церкви находится 88% населения. Однако, на самом деле, всего 2 или 3% жителей вовлечены настолько, чтобы присутствовать на регулярных церковных службах. Бытует поговорка, что норвежец посещает церковь три раза в жизни, и во время двух визитов его туда вносят. Многие норвежцы сохраняют своё членство в церкви "на всякий случай" и не ходят на проповеди и службы. В законах Норвегии записано, что половина правительства непременно должна принадлежать членам церкви. Но несмотря на эти и другие формальности роль церкви в жизни Норвегии постоянно снижается.

Отсутствие религиозной лихорадки в формальной, управляемой государством Церкви создаёт вакуум, заполняемый религиозными и мирскими институтами. Так, в Норвегии весьма силён евангелизм - мало стран послало столько миссионеров на душу населения. Евангельская культура особенно активна на юге и западе Норвегии, где христианство особенно консервативно. Здесь употребление алкоголя и иногда даже танцы вызывают неодобрительную реакцию. На севере, особенно в Лапландии, существуют даже такие христианские поселения, где введены строгие запреты на занавески и телевизоры. Примером христианского влияния в Норвегии может служить запрет классической комедии труппы Монти Пайтон "Житие Брайана" как богохульной. Дружеское противостояние норвежцев и шведов и подшучивание друг над другом привело к тому, что в Швеции этот фильм рекламировался следующим образом: "Такой смешной, что был запрещён в Норвегии".


Культурное наследие норвежского фольклора представляет собой гротескный мир троллей, ведьм и бесконечных лесов. Они сильно повлияли на молодые блэк-металлические команды. Некоторые группы, как например Ulver, полностью отказались от традиционного блэкового имиджа и символизма в пользу атмосферы, навеянной сказками о троллях. Сегодня существует даже такая команда, как Troll. Современный фольклор и культура ужасов не были допущены в Норвегию. В то время как в Америке такие фигуры как Эдгар Аллан По составляют часть национального литературного наследия, а кровавые фильмы транслируются по центральным каналам ТВ, в целом разнообразная норвежская кинопромышленность создала за 70 лет своего существования всего лишь один фильм ужасов, а ужастики из-за границы сильно купируются цензурой, если не запрещаются вовсе. Запрет на насилие и ужасы распространяется на все средства массовой информации Норвегии. Однажды норвежское телевидение дошло до того, что прекратило трансляцию популярного детского сериала "Коларголь, поющий медведь" из-за того, что в одном из эпизодов в кадре появляется оружие.

Получившийся в результате культурной цензуры насилия и ужасов вакуум, и послужил, скорее всего главным фактором всепожирающего аппетита блэк-метал к подобной образности. Когда человеку что-то не позволяют, он стремится этим пресытиться. Большинство последователей блэка являются молодыми людьми в возрасте около двадцати лет, недавно обретшие относительную независимость от родителей и других моральных авторитетов. Они оказались в положении, когда могут позволить себе потакать своим интересам без вмешательства тех, кому не по душе подобный стиль жизни.

Культурная отдалённость от Европы может быть частью объяснения того, что блэк пришёл к своему логическому или нелогичному завершению именно в Норвегии. Ранние блзк-команды вроде Venom не относились к своему образу чересчур серьёзно, но многие молодые норвежцы были не в состоянии это осознать. Поэтому, когда Venom были насмешливы и неискренни, норвежская молодёжь воспринимала их очень серьёзно. Подобные вещи случались до этого. Так, например, Sex Pistols, будучи продуктом ловкого менеджера, знавшего как делать деньги из рок-музыки, породили целое поколение групп, которые восприняли панк-рок и политику анархии, бывшую просто удобными лозунгами для Sex Pistols, очень серьёзно. Одним из странных проявлений ментальности блэка ранних дней стала непременность страдания. В отличие от других систем верования, где проклятие предназначается врагам, блэк-металлеры полагали, что они тоже заслужили вечные муки. Они искренне желали начать свои страдания задолго до встречи со своим хозяином в аду.

В результате этого появились шутки вроде: "Почему блэкушники не ездят на автомобилях? Потому что ходьба это адский труд". Однако реальность была куда более причудлива. В своём интервью за февраль 1993 года теперь уже несуществующему норвежскому журналу "Рок Фурор" Варг Викернес рассказывал о своём аресте по подозрению в поджогах церквей. Когда у него спросили, не думает ли он, что наш мир и так слишком похож на ад, чтобы романтизировать метафорический Ад, Викернес обрушился с нападками на систему наказаний в Норвегии:



Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:41 | Сообщение # 19
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Там (в тюрьме) слишком комфортно. Это совсем не напоминает Ад. В этой стране у заключённых есть постель, туалет и душ. Это просто смешно. Я просил полицию бросить меня в настоящую темницу и давал им повод использовать против меня насилие.

Не существует удовлетворительного объяснения почему именно в Норвегии эта музыка достигла таких эпидемических пропорций и была доведена до такого экстремизма. Единственно возможное решение этой головоломки блэк-метала лежит во всех её частях, сложенных вместе. Все, кто когда-либо пытался понять блэк -метал в целом соглашаются с этим.

Мартин Альвсваг - выпускник теологической семинарии в Осло. Его мнение о блэке отражено в его книге "Рок и Сатанизм". Альвсваг - единственный представитель христианских кругов, да и вообще всех кругов в Норвегии, кто попытался пристальнее рассмотреть объект своего внимания.

Мартин Альвсвог

Есть ли простое объяснение подъёму норвежского блэк-метала?

Я думаю, будет неправильным указывать на какой-либо особый фактор. Возможно, случилось так, что в Норвегии появились одна или две хорошие блэк-металлические группы, которые дали норвежскому металлу доброе имя и хорошие продажи за рубежом, а это в свою очередь послужило ускорению и популяризации блэка в Норвегии.

Может, существует нечто в норвежской истории или менталитете, что помогает людям писать хорошую тёмную музыку?

Сами блэк-металлеры считают, что этому способствуют бесконечные тёмные леса и длинные ночи почти без света. Это может повлиять на тягу людей ко тьме. С другой стороны, Норвегия - страна полуночного солнца, так что я думаю, что здесь всё более сложно.

Эта страна - очень безопасное место. Может ли это иметь нежелательные последствия?

Я думаю, что Норвегия, будучи весьма богатой страной с высокими стандартами жизни, делает подростков пресыщенными. Им уже надело играть в пинболл. Им были нужны более сильные ощущения и блэк-метал предоставил им такую возможность. Они искали в своей жизни нечто большего и решили, что лучше отождествить себя со злом, чем вообще не отождествлять себя ни с чем. блэк-метал - это нечто сильное, что способно заставить других уважать тебя и дать чувство принадлежности к определённым кругам

Кетил Свен - один из основателей звукозаписывающей компании Voices Of Wonders. Его компания продаст блэк с 1991-го года, когда она начала дистрибуцию выпусков лэйбла Ойстейна Аарсета Deathlike Silence productions. В то время как блэк-металлеры всячески старались избежать коммерческого признания, без продажи своих альбомов многие группы просто прекратили бы своё существование. Свеен пытается объяснить развитие жанра с точки зрения независимого музыкального бизнеса:

Кетил Свен

Так ли популярен в Норвегии блэк-метал, как это может показаться со стороны?

Блэк-метал никогда не поднимался в Норвегии так высоко, как он продавался за границей. Одной из причин, по которой блэк более привлекателен для иностранных слушателей, является то, что для них Норвегия - это дальний Север, что-то экзотическое. В Норвегии блэк-тусовка состоит в основном из музыкантов большого числа групп.

Где он обрёл наибольшую популярность?

Блэк-метал продаётся понемногу там и сям. Если вы играете в рок или поп группе, традиционно считается важным продавать свои альбомы в Великобритании и США, чтобы стать по-настоящему популярным. В металле это не имеет значения. Можно происходить из такой страны как Бразилия - взгляните на Sepultura.

Изменился ли спрос в течении последних лет?

Несколько лет назад можно было записать что угодно и приклеить на него наклейку "Норвежский блэк-метал" - продажа была обеспечена. Сегодня люди куда более критичны в своём выборе. Плохо записанные и неудачные в музыкальном плане альбомы не будут продаваться. Все музыкальные стили со временем развиваются, панк, например, сейчас значительно повзрослел.

*****

Благодаря своим эксцессам блэк-метал стал синонимом Скандинавии вообще и Норвегии в особенности. Каким-то образом благодаря совпадению второстепенных и первостепенных факторов, он реализовался и обрёл форму. Тяга к насилию наверняка бы рассосалась и сошла на нет, если бы те же самые люди приняли участие в таких более состоявшихся жанрах, как хард-кор или панк. Но этому не суждено было случиться. Понадобилось лишь несколько визионеров, чтобы замёрзший, но ещё плодоносящий сад дал всходы варварства.

Не подлежит сомнению, что жанр обязан своим появлением Евронимусу больше, чем кому бы то ни было. Поскольку теперь сам он уже не может высказать своё мнение, мы никогда не узнаем как глубока и серьёзна была вера самого Ойстейна Аарсета в монстра, пробуждённого им к жизни. Но он заставил его двигаться, вдохнул в него жизнь и посему его деятельность и ассоциации заслуживают более пристального внимания в свете рассмотрения пути искр, приведшему к зареву в северном небе.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:43 | Сообщение # 20
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Тело мертвого человека по всей видимости было источником интереса для тех, кому он был близок при жизни.
Жорж Батай "Смерть и чувственность"


MAYHEM В ЗОНЕ СМЕРТИ

Многие подтвердят верность старой поговорки, гласящей: "Будь осторожен в своих желаниях - они могут сбыться", - для тех же, кто спускается в призрачный мир оккульта, она приобретает ещё большую значимость. Здравомыслящий маг, открывший для себя течения сверхъестественного, знает, что малейшие проявления могут быть знамениями Грядущих катастроф, и что любые имена, символы и события содержат в себе значение, сокрытое для нормального человека. В царстве блэк-метала, намеренно украшенном своими творцами оккультной иконографией, имена и псевдонимы приобрели магическую значимость и неразрывно связались с личностями, носившими их, и стали либо проклятьем, либо благословением в зависимости от того, какие элементы были затронуты.

Отражают ли имена каким-то странным образом карму тех людей, кому они принадлежат? Или же люди обречены исполнить предназначение титулов которые они сознательно и бессознательно принимают? На эти вопросы вряд ли будет найден ответ. Однако, несмотря на это, можно смело утверждать, что в случае с Ойстейном Аарсетом и его группой Mayhem связь между элементами и последствия необъяснимым образом воплотились в жизнь.

История Mayhem начинается в 1984 году. Создание группы было вдохновлено пионерами блэк-метала Venom и позднее Bathory и Hellhammer. Судя по раннему номеру журнала Slayer, Аарсет сначала взял себе сценическое имя Destructor - Разрушитель. Другие члены раннего состава назывались следующим образом: басист Necro Butcher - Некромясник, Manheim - Мангейм на ударных и вокалист Messiah -Мессия. Вскоре после этого Аарсет сменил своё имя на Евронимус потому что оно звучало менее комично и более экзотично, чем предыдущее. Евронимус - греческое имя "принца смерти".

В ранних интервью участники Mayhem называют свою группу "тотальным" дэтовым металлом, хотя в стиле большинства норвежских групп Аарсет позднее говорил, что ничего кроме блэка с самого начала они не играли. Религия не играла в группе никакой роли, если не считать того, что ее участники украшали свои подписи перевёрнутыми крестами. Их имидж составляла приверженность идеям смерти, насилия и желанию "провести время заебись".

Mayhem отыграли свой первый концерт в 1985 году. Их дебютная демо-лента "Чистый долбанный Армагеддон" появилась год спустя лимитированным тиражом 100 копий. В 1987 году некто по имени Маньяк сменил Мессайю, которого Аарсет с тех пор называл не иначе как "бывший сессионный вокалист", несмотря на его полноправное участие в записи первого мини-альбома группы "Гнёт смерти", выпущенного в том же году. Он вышел тиражом 1000 экземпляров на собственном лэйбле Posercorpse Music и довольно быстро был распродан, демонстрируя постепенное укрепление положения Mayhem в металлическом андерграунде. Аарсет сыграл значительную роль в судьбе разочарованных молодых фэнов и Mayhem приобрела статус самой экстремальной группы этой тихой, консервативной страны. После выхода "Гнёта смерти" на место вокалиста пришёл Мертвец, прославившийся до этого своим участием в стокгольмской культовой группе Morbid и после этого переехавший в Осло. У Mayhem появился также новый барабанщик в лице Яна Акселя "Хеллхаммера" Бломберга (Jan Axel "Hellhammer" Blomberg), одного из самых талантливейших музыкантов андерграунда. Хотя мини-альбом продавался довольно бойко, а репутация группы всё повышала свой рейтинг, члены группы влачили свою жизнь в нищете.

Хеллхаммер

Как ты вступил в Mayhem?

Я пришёл в Mayhem в 1988 году вместе с Мертвецом.

Ты знал его?

Я не знал его до этого - он же был из Швеции, но мы пришли в Mayhem примерно в одно и то же время. Я услышал от своих друзей, что Mayhem ищут нового ударника. Я в то время их ещё не слышал, но друзья сказали мне, что это классная вещь. Я связался с Евронимусом и он хотел послушать демо-ленту, которую я и принёс на одну из встреч и он сказал: "Да, то, что нужно!" и был очень ею доволен. Затем я просто переехал в Ски, в окрестностях Осло, где они жили и репетировали. Мертвец начал петь в группе на несколько месяцев раньше меня.

Сколько времени он провёл в группе, прежде чем не стал мертвецом на самом деле?

Это случилось в апреле 1991-го, три года спустя.

Как бы ты охарактеризовал его?

Он был весьма странной личностью. Он был родом из Швеции и раньше играл в команде Morbid - это те ребята, что сейчас играют в дерьмовом Entombed. Но в принципе он был парень ничего, хороший друг, но немного меланхоличен я подвержен депрессиям.

Каковы были обстоятельства его смерти?

Я, Евро и Мертвец жили старом доме в окрестностях Осло, где мы репетировали, но в тот день я был дома у родителей в Осло, когда Евронимус позвонил мне и сказал:

- Тебе не надо приезжать, потому что полиция опечатала дом.
- Почему? - спросил я.
- Потому что Мертвец отправился домой.
- Он уехал в Швецию?
- Нет, он вышиб себе мозги.

Его нашёл Евронимус. От дома у нас был всего один ключ, а дверь была заперта, так что Евронимусу пришлось лезть в окно. Единственное открытое окно было в комнате Мертвеца, поэтому он и залез туда и нашёл его без половины головы. Он затем съездил в ближайший магазин и купил фотоаппарат, чтобы всё там сфотографировать, а уж потом позвонил в полицию.

Что случилось с фотографиями?

Они были у нас все время, но когда Евронимус был убит, их нашёл его отец и выбросил.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:44 | Сообщение # 21
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Но ты их видел?

Да, я их возил проявлять. Это были цветные и очень чёткие фотографии. Мертвец полулежал с винтовкой у себя на коленях. Его мозги вывалились на постель. Евронимус фотографировал сверху, чтобы были лучше видны детали раздробленного черепа.

Мертвец сидел на своей кровати?

Да, точно. У него была винтовка Евронимуса. У нас в доме было много оружия.

Были ли какие-то признаки, что он собирается убить себя?

Я думал над этим, потому что ранее в тот день я его видел и он сказал мне, что купил нож. "Хорошо", - ответил я, а он сказал мне, что это очень острый нож, и я ему говорю: "Да, ну и что?" Но тогда я и подумать не мог. В ту ночь, когда он совершил самоубийство, он говорил с другом неподалёку от дома и они очень много говорили об этом, я имею в виду о самоубийстве вообще, и когда они в ту ночь расстались, Мертвец выглядел очень счастливым.

Он уже предвкушал события?

Да.

Это стало отражением его личности?

Да он обладал депрессивной, меланхоличной и тёмной натурой - это было нечто особенное.

Может, он был разочарован ситуацией в группе?

Да, потому что Евронимус всегда говорил ему, лгал ему, что "скоро мы будем очень богатыми, только подожди..." Но на самом деле они были очень бедны и порой им было нечего есть. Евронимус был мечтателем. Он ставил перед собой слишком высокие цели.

Ты в то время тоже был зол на всё это?

Нет, мне было плевать на их разногласия, и когда между ними начиналась перебранка, я просто уезжал в Осло. Мне было наплевать. Я переживал за группу, но не так, как Мертвец. Он был вдалеке от Швеции и никого здесь не знал, потому что был не из тех, кто быстро сходится с людьми. Он просто садился у себя в комнате и всё больше и больше погружался в депрессию и между ним и Евронимусом всё чаще и чаще возникали драки. Один раз Евронимус начал играть на синтезаторе музыку, которую Мертвец ненавидел, и тогда он схватил свою подушку и пошёл спать в лес, а Евронимус через некоторое время вышел с ружьём то ли пострелять птиц то ли просто так, и Мертвец чуть не сошёл с ума, потому что и здесь Евронимус его достал своим шумом.

Чем занимался Мертвец помимо группы?

В основном писал письма и всё время рисовал



Бард Эйтун (Bard Eithun) или "Фауст" был в своё время барабанщиком Emperor, которая теперь является одной из самых уважаемых и популярных групп блэка по всему миру. Эйтун долгое время был вовлечён в самую сердцевину норвежского блэк-метала и публиковал в начале 90-х журнал "Оркустус" (Orcustus). Позднее он стал более известен за деятельность, имеющую к музыке мало отношения.

Бард Эйтун

Каково было твоё первое впечатление от Mayhem?

Я был весьма взволнован, поскольку уже тогда они были большой легендой в Норвегии. Может это звучит странно, но Mayhem был той группой, о которой все слышали, но которую мало кто слушал, потому что все их ранние демо и мини-альбомы выпускались очень ограниченными тиражами. Но мне повезло, потому что я был знаком с Маньяком, у которого были несколько копий альбома и он дал их мне. Я был очень впечатлён, потому что это было самое жестокое из всего, что я слышал, самое брутальное. Я помню, как думал, что все эти люди - Евронимус, Маньяк и Некро Батчер должно быть очень таинственные личности, потому что они давали не так много интервью, но во всех журналах были их фотографии. У них были длинные чёрные волосы, из-за которых не было видно их лиц, всё это было очень загадочно и создавало определённую атмосферу.

Когда ты впервые встретился с Евронимусом?

Я встретил Евронимуса и Мертвеца на концерте Anthrax в Осло в 1989 году, когда Ойстейн продавал свои пластинки у входа.

Соответствовали ли они тому, что вы о них думали?

Они выглядели точно так, как я и предполагал. Мертвец был почти такой же высокий как я, только очень, очень худой. У него были длинные волосы и множество символов и эмблем групп на его куртке. Они вели себя так, как я и ожидал, много не говорили, в основном о бизнесе, о пластинках, но вообще-то они, были ничего.

Ты, говорят, был на концерте Mayhem в 1990 году это было одним из их редких появлений на публике.

Да, это был их первый официальный концерт. Мертвец очень сильно себя порезал, естественно, намеренно. Он разбил бутылку и порезал себя, оставив глубокий шрам. Он должен был ехать в больницу, но он опоздал и было уже поядно накладывать швы. Я помню, что после концерта ему было очень плохо и больно от большой потери крови.

Это был тот самый знаменитый концерт со свиными головами?

Да, свиные головы на кольях. В то время я жил вместе с Mayhem и перед концертом им нужно было подготовить эти головы и посадить их на колья. Мертвец долго мучался, пробивая кольями черепа свиней. Помнится, во время концерта один малый съел кусок от свиной головы, которая была застарелая и ему после концерта стало очень плохо.

А откуда они взяли эти головы?

У местного мясника, по дешёвке. Это были остатки, которые он собирался выбросить. Но тот концерт произвёл на людей большое впечатление.

А когда Мертвец поранил себя?

Это было в середине выступления. Он говорил об этом до концерта, так что все ждали от него этого и ему пришлось это сделать. Это было во время песни почти без вокала, поэтому у него нашлось время. Он разбил бутылку и острым концом порезал себя.

Как хорошо ты знал Мертвеца?

Он был не из тех, кого можно хорошо узнать. Я думаю, что и другие члены Mayhem толком его не знали. С ним было трудно найти общий язык. Последний раз я видел его за пару недель до его смерти, а вообще встречался с ним всего шесть или восемь раз. Это по мне. У него было множество странных идей. Я помню как Аарсет, говоря про него, сказал, что у него отсутствовало чувство юмора. На самом Деле оно у него было, но только он его очень скрывал. Если честно, то я думаю, что ему не нравилась жизнь в этом мире, что и закончилось самоубийством.

А что за странные идеи у него были?

Он ненавидел кошек. Помню, как однажды он пытался заснуть, а под окном его квартиры появилась кошка, так он схватил большой нож и выскочил наружу, чтобы поймать кошку. Был слышен страшный шум и визг, а затем из дыры в сарае выскочила кошка, а за ней бежал Мертвец со своим большим ножом в одних трусах, крича и пытаясь её поймать. Это была его идея как поступать с кошками.

Некоторые полагают, что его убил Ойстейн. Правда ли что Мертвец покончил жизнь самоубийством?

Да, он сделал это сам. Когда Аарсет узнал о слухах, что это он мог быть убийцей, он сказал мне: "Мертвец сделал это сам, но пусть люди верят, что это мог сделать я, потому что тогда будет больше слухов о Mayhem". Вот поэтому он и не рассказывал людям, как он собрал кусочки мозга и делал ожерелья из них и съел часть мозга, потому что он хотел, чтобы люди сами строили догадки что же случилось на самом деле. Он не хотел говорить ни да ни нет по этому поводу, потому что был очень скрытным человеком. Но он на самом деле использовал осколки черепа для изготовления ожерелий.

Ты их видел?

Да. Его череп разлетелся на множество мелких частей и Аарсет раздал их людям, чтобы они делали ожерелья.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:44 | Сообщение # 22
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Можешь ли ты провести параллель между его самоубийством и стихами, которые он писал?

Это было его решение. Люди в то время ожидали от него нечто подобное. Я помню все эти разговоры о том, что рано или поздно он лишит себя жизни. Это не стал? большим сюрпризом.

Люди были взволнованы?

Людям, которые его знали, это не понравилось, потому что он был неплохим парнем. В Mayhem все были обеспокоены, потому что потеряли хорошего вокалиста. Он должен был приступить к записи альбома, так что всю затею пришлось отложить, потому что он был одним из лучших вокалистов, по крайней мере, в моих глазах.

*****

Металион

О каких концертах Mayhem ты знаешь?

Был один концерт в Йессхейме в 89-м. Потом они играли в феврале 90-го в Сарпсборге, где я живу. Я организовывал концерт. Евронимусу, как и Мертвецу, всегда хотелось устроить экстремальное сценическое шоу. Трупный грим, кровь и всё такое прочее. Мертвец разрывал на себе майку осколком бутылки. Mayhem давали неожиданный концерт в заведении Бутлег в Осло, но там они сыграли всего несколько песен.

Сколько людей собиралось на эти концерты?

На концерте в Сарпсборге играли и другие группы, и это было довольно большое шоу. Я припоминаю, что присутствовало где-то 300 человек. Есть даже бутлег этого концерта, под названием "Заря черных сердец" - его выпустил кто-то в Южной Америке.

Эти концерты должно быть оказали влияние на большое число людей?

Да, я думаю, что люди из Dark Thron и Immortal были на этих концертах.

Каким был Мертвец?

Он был особым человеком, кроме того, он был моим хорошим другом. Очень застенчивый и тихий. Он не говорил со многими людьми. Я познакомился с ним в 1987 году, когда он писал демо со своей бывшей командой Morbid и я познакомил его с Евронимусом и он вступил в Mayhem в начале 88 года, потому что его группа в то время разваливалась. У него и у Евронимуса были схожие идеи насчёт музыки и шоу на сцене, поэтому они быстро сошлись. У Мертвеца были экстремальные идеи обо всём: он говорил о том, что он нечеловек, что не принадлежит этому миру. Он рассказывал мне как ребёнком он чуть было не умер - он спал так крепко, что его лицо посинело, а ещё он хотел умереть, когда ему было всего два или три года. Они не могли разбудить его, когда он спал. Я думаю, что это было нечто среднее между глубоким сном и бессознательным состоянием.

Как Евронимус объяснил случившееся?

Евронимус был этим ничуть не обеспокоен. Для него это было что-то вроде автокатастрофы: "Вот, Мертвец покончил с собой". Раз поклоняешься смерти, зачем же беспокоиться, когда люди умирают? Может, он и был обеспокоен, только не подавал вида.

Варг Викернес

Ты, наверное, не знал Ойстейна до того, как подписал контракт Burzum с его лэйблом?

Вообще не знал. Может и перебросился с ним парой фраз. Я немного говорил с Хеллхаммером и с Мертвецом. Мертвец как-то пырнул Ойстейна ножом - он его ненавидел.

Ты поддерживал связь с Мертвецом?

Я его совсем не знал, поэтому не был в этом заинтересован. Я посылал ему патроны и всё такое прочее. На самом деле он застрелился с помощью моих патронов!

Где он тогда жил?

Он жил в доме к юго-востоку от Осло вместе с Ойстейном и Хеллхаммером. Я встречался с ними в марте 1991 года и уехал домой. У нас не было контактов, за исключением того, что я послал ему патроны с капсюлями и пулями в качестве рождественского подарка.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:53 | Сообщение # 23
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Конец Мертвеца

Прозвище Мертвеца в итоге стало его судьбой. В письмах, написанных незадолго до самоубийства, он детально описывал своё пристрастие к фильмам ужасов:

Я предпочитаю, чтобы фильмы были сняты подпольно или были бы классическими фильмами УЖАСОВ - не просто кровавыми, а ОСОБЕННО страшными, хотя до сих пор я видел не так уж много таких фильмов. Я также хочу исследовать реакцию человека, когда он видит настоящую смерть или настоящие трупы (не на видео)... Мой друг, который работает в морге, рассказывал мне, что тем, кто долгое время работает с трупами, после смены нужно "вернуться к реальности", прежде чем они смогут пойти домой.

Мертвец описывал также свой опыт, когда он чуть было не расстался с жизнью:

Однажды я испытал нечто странное. У меня было внутреннее кровотечение и его не могли найти с помощью рентгена, а кровотечение продолжалось, потом я потерял сознание и упал на пол, потому что потерял много крови. В сердце не осталось крови и оно не могло биться, и в моих венах и артериях почти не осталось крови. "Технически" говоря, я был мёртв. В тот момент, когда я начал падать (на дверь, как мне рассказали позже) я увидел странное голубое свечение повсюду - оно было прозрачным и на какой-то момент я увидел всё в голубом свете, пока меня не окружило нечто белое и "горячее".

... я также знаю одного человека, у которого было много подобных случаев выхода из тела и он знает о сверхъестественном гораздо больше меня, и я спросил у нее о своём случае, потому что всё это было так странно, ещё и этот свет. Она сказала что первая проекция астрального мира и есть голубая. Земная проекция чёрная. Затем следует серая, которая находится очень близко к земной и туда очень легко попасть. Следующая голубая и она становится всё ярче и ярче, пока не превращается в белое свечение, в которое нет доступа смертным. Если кому-то удастся проникнуть туда, он перестаёт быть смертным и не может вернуться в земную проекцию и на землю. За белой проекцией существуют и другие проекции других цветов, про которые я ничего не знаю - и в них могут путешествовать лишь духи и великие волшебники. Мне сказали, что белая проекция, куда я попал была миром мёртвых и я умирал.

Вскоре Мертвец вернулся в свою реальность. Стиан "Оккультус" (Stian "Occultus"), вокалист сменивший на короткое время Мертвеца после его самоубийства в качестве вокалиста Mayhem, вспоминает: "Мертвец не считал себя человеком, он чувствовал себя существом из другого мира. Он очень сильно западал на смерть и потусторонний мир. Он рассказывал о своих видениях, когда ему казалось, что его кровь застывает в его жилах, что он умирает. Вот почему он и взял себе такое прозвище. Он знал, что ему суждено умереть..."


Мертвец и в самом деле был весьма необычной личностью, судя по рассказам тех, кто его знал. Никто не отзывается о нём плохо, что само по себе большая редкость в мире музыкального подполья, где конкуренты оскорбляют друг друга на чём свет стоит. Но почти столько же людей скажут, что Аарсет мало скорбел о смерти Мертвеца, сделав её неким геройством ради поддержания мистического и катастрофического имиджа группы.

Помимо того, что Евронимус сфотографировал тело до прибытия полиции и раздал близким друзьям кусочки черепа для изготовления талисманов, он, по свидетельству Хеллхаммера: "Взял остатки мозга, сварил их и съел, чтобы потом называть себя людоедом". У него возникла также идея оставить на память другие части тела Мертвеца до того, как приехала полиция. "(Аарсет) хотел отпилить у него руку, чтобы поместить под стекло, но подумал, что это не так уж умно, потому что полиция кинется разыскивать руку".

Аарсет также выставил смерть своего вокалиста как часть надвигающейся войны против других музыкальных жанров, от которых Mayhem к тому времени отдалился. В интервью Барду Эйтуну для его фэнзина Оркустус в 1992 году Евронимус провозгласил:

Мы объявили ВОИНУ. Мертвец умер потому что трендовые люди разрушили всё, что было в старом блэк / дэт металле. Сегодня "дэт"- метал это что-то нормальное, приемлемое и ВЕСЁЛОЕ (аргхх!) и мы НЕНАВИДИМ это. Раньше были шипы, цепи, кожа и чёрная одежда и это было единственным для чего жил Мертвец, потому что он ненавидел этот мир и всё, что в нем существует.

В одном из писем вскоре после самоубийства Мертвеца Евронимус писал:

"У нас больше нет вокалиста! Мертвец покончил с собой две недели назад! Это было весьма брутально - сначала он вскрыл вены, а затем вышиб себе мозги из винтовки. Я нашёл его и это выглядело охереть как мрачно: верхняя часть его головы разлетелась по всей комнате, а остатки мозга вывалились на кровать. Конечно же, я сразу схватился за фотоаппарат и сделал несколько снимков, которые мы используем в своём следующем альбоме. Мне и Хеллхаммеру повезло найти два больших куска черепа и мы повесили их на шеи на память.

Мертвец застрелился потому что он жил ради старого блэка и стиля жизни. Имеются в виду шипы, чёрная одежда, кресты и т.д.... А сегодня остались одни дети в тренировочных костюмах и со скейтбордами, а также хардкоровские моральные идеалы. Они все пытаются выглядеть как можно более нормально. Это ничего не имеет общего с блэком и эти люди должны бояться блэк-метала! Но вместо этого они тащатся от говённых банд типа Deicide. Benediction, Napalm Death, Sepultura и прочего дерьма! Мы должны вернуть жанр туда, где он был в прошлом! Мертвец умер за это и теперь я объявляю войну! Я вне себя, но в то же время хочу отметить, что было очень интересно исследовать человеческий мозг после трупного окоченения. Смерть фальшивому блэк-металу и дэт-металу!! А так же трендовым хардкорщикам... Ааррггхх!"

Как обычно Евронимус предстаёт беспрецедентным историческим ревизионистом, когда дело касается всего, связанного с Mayhem. По мнению тех, кто знал Мертвеца, он не очень-то любил носить чёрную одежду при жизни, да и умер в белой футболке с надписью "Я люблю Трансильванию". Хеллхаммер добавляет, что Евронимус намеренно распускал слухи о том, что Мертвец покончил с жизнью из-за положения дел в тусовке: "На самом деле не это было причиной, но он стремился представить всё именно так, чтобы заработать на этом побольше денег и выглядеть более зловеще, чем он был на самом деле".

Ойстейн быстро осознал власть, которую может дать создание воинственно зловещего образа группы, как часть его плана "распространять зло" в массы. Единственными обстоятельствами, при которых Mayhem мог оправдать свой имидж, были те редкие выступления на сцене, которые они смогли устраивать. Концерт в 1990 году в Сарпсборге стал легендарным и позднее был издан на пиратском CD, обложку которого украсила весьма чёткая фотография самоубийства Мертвеца. Никого не должен был шокировать тот факт, что Мертвец решил таким образом отправиться в небытиё, учитывая его пристрастия. Вскоре после шоу в Сарпсборге вокалист дал интервью Вернеру Линке из журнала C.O.T.I.M., в котором рассказал о своём пристрастии к отрубленным головам:

Свиные головы, а также любые другие головы - это то, что мы хотели бы иметь на каждом нашем концерте. Для этого нужны безумные идеи и деньги, а также осознание того, как это подойдёт тому месту, где мы играем. Например, если мы будем использовать посаженные на кол свиные головы в какой-нибудь исламской стране, нас там непременно убьют. С другой стороны, то, что кажется отвратительным здесь, не будет иметь того же эффекта в другом месте... так, если мы когда-нибудь сподобимся приехать в Индию, самое зловещее, что может прийти в голову - это принести в жертву "священную корову" прямо на сцене.

Мне бы хотелось чтобы убранством нашей сцены во время концертов были трансильванские ландшафты, инструменты пыток, скажем, из 12-го века, настоящие деревья из мёртвого леса, прожектора должны создавать сумеречное освещение, а затем лунное... чтобы головы разных животных и человеческие черепа свисали на крюках с мёртвых деревьев и в головах были огромные болты в глазницах... вот это я бы назвал прекрасным антуражем для создания соответствующего настроения...

Ещё один поворотный момент шоу - когда я режу себя. Одна из вещей, которые я изучаю, это поведение людей в моменты, когда повсюду хлещет моя кровь, но я режу себя на сцене не для этого. Я люблю резать, предпочтительно других, но в основном себя. Правда, я не могу делать этого слишком часто... Наши следующие три концерта пройдут в Швеции, наверное, в конце мая и я думаю, что принесу на них кухонный электронож, который режет быстрее, чем успеваешь его контролировать, - это будет классная штука. Другая команда, которая будет выступать с нами, попытается достать живого козла и принести его в жертву прямо на сцене пожарным топором.

Подобные интервью того периода показывают что в самом начале 90-х настроения в блэке были самыми суровыми и бескомпромиссными. Куда до них старым добрым дням концертов Venom, когда стробоскопы, пиротехника и смачные костюмы, изготовленные из заклёпок и спандекса были арсеналом воздействия на публику. Норвежский блэк-метал нашёл свою душу и был счастлив довольствоваться несколькими отрубленными головами, членовредительством и оппозицией ко всему, что считалось "хорошим" и жизнеутверждающим.

Концертам в родной Швеции, о которых мечтал Мертвец, не суждено было состояться, так же как и обещаниям настоящих жертвоприношений и безумных ритуалов с кухонными электроножами, поскольку 8-го апреля в доме по улице Сорумвейен в Кракштаде 21-летний Пер Один взял одно из многочисленных ружей, которые находились в доме, зарядил его патронами, подаренными на предыдущее рождество Варгом "Гришнаком" Викернесом, и покончил счёты с жизнью. Часто обвиняемый в отсутствии юмора, он подтвердил это короткой предсмертной запиской своим друзьям: "Простите за всю эту кровь".


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:54 | Сообщение # 24
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Ад полон любителей музыки: для проклятых музыка - что бренди.
Джордж Бернард Шоу “Человек и сверхчеловек”


ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД

Драматический выход Мертвеца из состава Mayhem не только устрашил Евронимуса, но и странным образом вдохновил его на продолжение своей программы по захвату контроля над экстремальным норвежским подпольем. Он уже основал свой лэйбл Deathlike Silencе Productions (DSP) и выпустил на нём пластинку группы Merciless. Он надеялся переиздать в скором времени свой мини-альбом “Гнёт смерти”, но понял, что для реализации своих проектов ему необходимо собрать капитал, а для этого он должен заработать денег на менее бескомпромиссной музыке. В интервью 1992 года журналу Оркустус он объяснял:

Если бы у нас была экономическая возможность сделать это, мы собирались бы на концертах и лупили бы ВСЕХ трендовых людей до тех пор, пока они бы стали бояться ходить на концерты. Сейчас же нам нужны их деньги. Пока что невозможно остановить тренд, как бы нам того не хотелось. Нам нужно извлечь из этого выгоду и продать им всё это трендовое говно.

С такими мыслями он снял помещение в Осло под музыкальный магазин. Даже если ему придётся продавать неэкстремальную музыку, чтобы заплатить по счетам, его бизнес всегда будет ориентирован на блэк, посему он назвал с предприятие Хельвет (Ад). Аарсет собирался создавать нечто уникальное, даже если для этого ему придётся немного потакать популярным вкусам:

Сначала была идея сделать магазин, специализирующийся на металле в общем, но это было давно. Нормальный метал более не популярен; все дети сегодня слушают “дэт” метал. Я лучше продавал бы Judas Priest, чем Napalm Death, но по крайней мере сейчас мы должны специализироваться на “дэте” и создать такой магазин, чтобы все трендовики знали его и могли бы закупиться трендовой музыкой. Это поможет нам заработать больше денег, чтобы заказывать больше ЗЛЫХ записей для злых людей. Но неважно, сколько дерьмовой музыки нам придётся продавать, но мы должны придать магазину БЛЭК-МЕТАЛЛИЧЕСКИЙ облик. У нас было несколько акций в церквях последнее время, так что магазин должен выглядеть как черная церковь будущего. Мы также думали о том, чтобы внутри создать абсолютную тьму, чтобы люди бы ходили с факелами и искали нужные пластинки.

Помещение было слишком большим для ограниченного ассортимента товаров и Аарсет отгородил меньшую часть здания под склад. Стены были выкрашены в чёрный цвет, а на двери кроваво-красной краской была выведена эмблема магазина. Бывший партнёр Аарсета Стиан Оккультус вспоминает: “Помещение и соответственно арендная плата были слишком большими и поэтому предприятие не приносило прибыли”. Металион добавляет: “Это всё равно что снять целый дом и пользоваться только одной комнатой. Они так и делали”. Он добавляет, что первоначальный план пользоваться факелами был несбыточной фантазией: “Это был просто слух. Там и так было очень темно. Евронимус хотел, чтобы люди ходили с факелами, но этот план никогда не воплотился”.

Тем не менее, благодаря положению Аарсета в блэк-металлической тусовке, магазин начал набирать энергию и сделался местом сбора, хотя и не приносил ощутимой прибыли. Всё большее число норвежских групп переквалифицировались на блэк-метал по примеру Mayhem и все они стремились посвятить себя “злу” и антисоциальным устремлениям, по сравнению с которыми дэт-металлические команды выглядели просто гуманистами.

К середине 1991 года группы Darkthron, Burzum, Immortal, Thorns, Enslaved, Arcturus и немного позднее - Emperor поддерживали связь с Ойстейном Аарсетом, который вынашивал планы выпустить большую часть их материала на Deathlike Silence. Внутреннее ядро музыкантов этих групп и их друзей Аарсет позднее назвал “Норвежским Чёрным Кругом”, говоря в прессе о поджогах церквей, которые должны были начаться до конца года. Исан (Ihsahn), вокалист Emperor, вспоминает о тех временах:


К тому времени в тусовке уже не было никакой дисциплины, которая присутствовала вокруг магазина раньше - тогда нужно было быть принятым. Ты приходил туда и если тебе доверяли, если они были уверены в серьёзности твоих взглядов, тебя принимали. К магазину было больше уважения и люди ходили туда загримированные, что иногда выглядело просто глупо, поскольку это было днём и люди вокруг ходили за покупками. Но это была сложная и очень жёсткая атмосфера, её можно было почувствовать, попав туда - настолько она была сильной. Магазин был средой... Люди хотели быть принятыми, и они притихали при Евронимусе и более старших парней из тусовки.


Одним из самых последних в этот круг вступил Варг Викернес, известный также как “Граф Гришнак” и единственный член группы Burzum, живший на западном побережье в Бергене. До Осло нужно было ехать шесть или семь часов на машине или поезде через горы, поэтому Викернес надолго задерживался у Аарсета и они вскоре сделались закадычными друзьями. Были обговорены детали контракта DSP с Варгом, который уже записал дебютный альбом. Аарсет был несказанно возбуждён саундом и подачей материала, которые как нельзя лучше вписывались и его концепцию выпуска только “по-настоящему злобной” музыки. Гнетущая атмосфера и воющий, высокий вокал делали Burzum непохожим на все остальное, что делалось в то время в блэке.

Аарсет также поддерживал контакты со всё возрастающим числом экстремальных групп из-за рубежа, которые он вдохновлял делать музыку планировал выпустить их записи - японская Sigh, итальянская Monumentum и причудливая шведская команда Abruptum. Лишь некоторые из них были реализованы до смерти Аарсета, потому что он не был особо удачливым бизнесменом. Он неумело руководил своим лэйблом и у него просто не бы капитала для выпуска новых альбомов.

*****

Бард Эйтун

Какие у тебя были отношения с музыкальным магазином?

Он открыл магазин в мае или июне 91 года и я работал там с июля 92-го по июль 93-го. В начале он нанял на работу в магазин двух других парней, но что-то у них не заладилось. Тогда он спросил меня, не могу ли я поработать, потому что мы могли бы таким образом заработать больше денег. Для меня было интересно там работать.

Когда ты познакомился с Викернесом?

Это было до того, как я переехал в Осло, на концерте Morbid Angel. Магазин был чем-то вроде места встречи. Я полагаю, это было в 91-м. Именно на этом концерте Викернес был представлен блэк-метал тусовке, потому что никто раньше его не знал.

Каково было твоё впечатление?

Мне он понравился, потому что мог что-то сделать. Он также хотел всё время делать лучше. Если он делал что-то хорошо, он хотел тем же вечером сделать в десять раз больше. Он не знал как остановиться и сделать перерыв. Тогда он был вполне нормальным, но после первого ареста в январе 93-го, когда он стал более известной личностью в Норвегии, с ним стало труднее общаться, поскольку он стал заметной личностью.

Какие идеи были у него, когда ты встретил его впервые?

Тогда он был дьяволопоклонником и выступал против наци по причинам мне неизвестным. После же ареста в начале 93 года он вдруг запал на всё нацистское.

Что представлял из себя “Чёрный Круг”?

Это просто название, придуманное для людей, которые тусовались около магазина - людей из групп и некоторых других. Люди продолжают спрашивать кто был членом Чёрного Круга, но там на самом деле не было никаких членов. У нас просто были знакомые, которые занимались тем-то и тем-то, но не было ничего вроде членства, карточек и официальных собраний. Мы просто узнавали кто может делать то-то и то-то и просили их прийти к магазину. Эти всё было поверхностно и за этим ничего не стояло.

Может, идея об организации возникла из газетных статей?

Если она и была “организацией”, то только потому что у нас был этот магазин, чтобы создать экономическую основу для нашей деятельности. Но без сомнения пресса выставила нас более организованными, чем мы были на самом деле. Средства массовой информации любят большие скандалы и из любого события всегда стараются выжать максимум.

Магазин был просто центральным местом...

Да, местом встречи. В этом и состояла вся организация Чёрного Круга.

Как же столь много было сделано безо всякой организации?

Я не знаю. Я полагаю, что после того, как была сожжена первая церковь в Бергене, люди просто загорелись этой идеей.



Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:55 | Сообщение # 25
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Эксперименты со злом

В своё время ходили фантастические истории о том, что Евронимус оборудовал что-то вроде лаборатории в подвале дома, который он делил с Хеллхаммером и Мертвецом. По слухам он на долгие часы запирался в подвале, одетый в белый халат, и экспериментировал с горючими химикатами. Некоторые эксперименты приводили к опасным взрывам с огненными последствиями почти сверхъестественного свойства. То же самое можно сказать и о магазине Хельвет, хотя последствия выплеснулись далеко за пределы чёрных стен. Химия импульсивных личностей и взрывного энтузиазма ускорила эскалацию драмы, которая вскоре стала новостями на первых полосах газет по всему миру.

Более мелкие “акции” были предприняты ещё до того, как кому-то пришло в голову поджечь церковь Шантофт в Бергене. Аарсет с гордостью рассказывал о взломах церквей с целью добычи украшений для музыкального магазина и несколько подобных мелких преступлений было совершено начиная с середины 91 года.

В конце 1991 года концерт популярной Сатанинской дэт-метал группы Morbid Angel стал местом встречи фэнов, которым позднее было суждено сыграть решающую роль в создании внутреннего ядра блэк-металлическои сцены. Он также связывается с рядом осквернений кладбищ. Пресса потом приписала эти профанации последствиям концерта, но Викернес проясняет: “На самом деле это случилось не после концерта, а за день до него. Мне было предъявлено обвинение, но у них не было свидетелей. Свидетель отказался от своих показаний и с меня сняли это обвинение”.

Другие мелкие преступления включали в себя нападение на Стиана Оккультуса, временного члена Mayhem. В старом интервью одному немецкому фэнзину Викернес хвастался: “В июньское полнолуние в саду Оккультуса был сожжён крест. Его окно было разбито бушующими громовыми раскатами от рук злобных существ, бросивших железное распятие. Позёрам будет дан знак прежде чем они умрут! В одну из ночей!” Когда же Викернеса недавно спросили о предыстории и природе этого инцидента, он объяснил, что во всём виноват “один идиот, который сказал: “Я убью тебя”. Мы просто взяли крест и написали на нём “Моя девочка”, затем затащили в сад и, облив бензином, подожгли, после чего бросили в окно несколько камней. Из этого ничего не вышло”.

Металион

Откуда ты узнал о поджогах церквей - из прессы?

Нет, я получил так сказать, информацию из первых рук. От Евронимуса - он сказал мне, что Гришнак спалил церковь и это здорово. Это была та самая первая церковь в Бергене.

А Викернес что-нибудь рассказывал тебе об этом?

Между нами было определённое взаимопонимание. Мы общались не напрямую, но у меня создалось впечатление насчёт того, о чём он говорил. Не составляло труда понять что он имел в виду и наоборот, но он никогда ничего не говорил напрямую.

А знал ли ты о ком-нибудь ещё, кто занимался тем же?

Да, но насколько это интересно?

Сколько же людей знали что происходит?

В любом случае слишком много!



Бард Эйтун

Была ли за всем этим какая-либо серьёзная философия?

Многие люди были счастливы уделяемым нам вниманием. Многие люди нуждались во внимании, и когда они добивались его, они хотели идти всё дальше и дальше и делать нечто большее. Я также верю что многие участвовали в этом из-за музыки, философии блэка, борьбы с христианством и организованными религиями. Они верили в это.

Где вы брали идеологию?

Вокруг магазина витало такое чувство, что мы боролись со всеми организованными религиями в Норвегии - христианством и всеми новыми религиями вроде ислама. Это не было моей целью...

Идея состояла в том, что мы должны создать организацию, которая вела бы борьбу только нелегальными методами. Мы хотели завести связи с людьми на чёрном рынке, чтобы покупать у них оружие. У нас был знакомый, который жил неподалёку от магазина и мог достать любое оружие. Он также мог достать амфетамин и героин, но это нас не интересовало


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:56 | Сообщение # 26
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Ад на земле.

Хельвет никогда не был нормальным музыкальным магазином. Он был расположен в Старом Городе на восточном краю Осло, бедном районе с высоким процентом иммигрантов и молодёжи, и снаружи не являл собой ничего подозрительного. По затемнённым окнам его можно было принять за порно-магазин или бордель, процветающий под видом массажного салона в дешёвом районе Осло.

Но, очутившись внутри, визитёр быстро терял всякие сомнения насчёт того, куда он попал. Целью всего внутреннего убранства было поддержание названия во всех отношениях. Одной из первых вещей, которые бросались в глаза, как только вы попадали в магазин, был женский манекен, одетый в рясу с капюшоном, наподобие тех, которые присутствуют на ведьмовских шабашах и в хаммеровских фильмах ужасов. Другим украшением для создания нужного настроения служил человеческий череп, гордо выставленный на прилавок. Более грандиозные планы внутреннего убранства, вроде пенопластовых надгробий, так и не были воплощены в жизнь.

Добавьте к этому мрачное окружение, усиленное горящими свечами, и вы получите атмосферу достаточную для того, чтобы до смерти напугать случайного христианина, решившего справиться как продвигаются земные махинации Дьявола. Для других людей это выглядело довольно глупо. Аарсет не задумывался об этом, более того, он всячески культивировал это реноме. Он всегда уделял большое внимание театральной стороне дела, что подтверждали диски KISS на стенах.

Кроме того, у Хельвет был обширный подвал, который использовался для фотосъёмок, пирушек и прочих общественных мероприятий. Он служил также жильём для тех фэнов. которые жили слишком далеко от Осло вынуждены были оставаться на ночь. Там же жил и Варг Викернес во время своих посещений Осло. Однако, Аарсет постепенно натягивал вожжи, чтобы не допускать использования подвала не по прямому назначению, поскольку некоторые повадились таскать туда девок и выпивку. В конце концов в подвале стало слишком сыро, чтобы там вообще что-либо можно было делать.

Хельвет быстро приобрёл культовый статус. Специализированные музыкальные магазины зачастую зарабатывают больше денег, чем могут предположить большинство их покупателей, поскольку члены субкультур, ограниченные рамками музыкального жанра, стараются покупать всё, связанное с их музыкой. Поэтому магазин стал местом встреч как нарождавшегося блэк-метала, так и всех, кто интересовался жёсткими направлениями музыкального спектра. Открытие Хельвет совпало с расцветом дэт-метала и магазин привлекал поклонников музыки, которые при других обстоятельствах не обратили бы на блэк никакого внимания. Аарсет не поднимался выше, чем продавать им музыку и на полках стояли пластинки таких групп как Metallica и Godflesh.

Аарсет пытался подражать своему собственному магазину. Он осознавал ответственность своего участия в группе, которая решила поддерживать определённый имидж. Как и Хельвет, Аарсет стал носителем эстетики блэк-метала. Он всегда был одет в чёрное с головы до ног, в качестве дополнения он выкрасил свои волосы в чёрный цвет. Он отпустил длинные, аристократические усы и носил сапоги до колен. Его чёрная кожаная куртка была украшена нашивками. Его скорее стройная фигура носила следы долгих часов, проведённых в спортзале, но это не скрывало его не очень большого роста. Когда он говорил, то казался строгим и серьёзным, иногда с помпезностью на грани театральности. Он старался изо всех поддержать этот фасад для посторонних и молодых фэнов развивающегося движения.

Однако у любого, поговоривший с ним больше нескольких минут, создавалось впечатление, что на самом деле он сильно отличался от тщательно разработанного имиджа. Если вы нравились ему, эта сторона характера полностью раскрывалась перед вами. Аарсет был по натуре энтузиастом и совсем не казался “злобным”, когда радостно бегал по своему магазину словно переросший ребёнок. Он мог поставить вам редкую запись из своей коллекции, принесённую из задней комнаты, где Аарсет одно время жил до тех пор, пока не накопил денег на собственную квартиру. Здесь он держал огромную кучу пластинок, книг, видео и других личных вещей.

Будучи поклонником музыки такое продолжительное время, он собрал большую коллекцию, в которой были вещи, чуждые стандартному набору металлиста - у него была особая страсть к немецкой электронной музыке вроде Kraftwerk. В те более ортодоксальные времена она не была популярна среди блэк-металлеров. Его строгий внешний вид вероятнее всего был навеян безликим и механоподобным имиджем Kraftwerk. Эти увлечения Аарсета оказали странный эффект, который проявился в том, что многие люди позднее утверждали, что они большие фэны электронной музыки.

В политическом отношении Аарсет находился вдалеке от национализма и прочих псевдо-правых высказываний, которые так популярны в блэк-метале сегодня. Он провозглашал себя коммунистом и какое-то время даже членом Род Унгдом (Красной Молодёжи), молодёжного крыла Арбайдернес Коммунист Парти (Марксистско-ленинской рабочей коммунистической партии). Несмотря на малочисленность партия привлекает интеллектуалов, включая писателей и политиков, и тем самым не теряет хватки норвежской политической жизни в течение многих лет. Род Унгдом занимала агрессивную антисоветскую позицию и обращалась к Китаю и Албании за вдохновением. Деспоты навроде Пол Пота также рассматривались в качестве образцов для подражания борьбы с западным империализмом.

Сейчас эта партия более не восславляет диктатуры, но ею не было сделано никаких официальных объяснений и извинений по поводу идеологических эксцессов 70-х и 80-х годов. Это было тем, что привлекало Аарсета - идея о сильных лидерах, изменяющих мир. Он в конце концов порвал с Род Унгдом, предположительно из-за того, что в какой-то момент он понял, что они были всего лишь “кучкой гуманистов”. Однако, он сохранил свои убеждения, если так можно выразиться, поскольку теперь трудно судить о том, что было искренне, а что составляло его “злобное” поведение.

Он был страстным собирателем меморабилии Восточного блока и политических побрякушек вроде значков и флагов, некоторые из которых приобретались во время путешествий Mayhem (до самоубийства Мертвеца они отыграли несколько концертов в Восточной Германии и Турции в неудачном турне). Также ему очень помогала переписка с людьми из этих стран. Одними из самых ценных экспонатов его коллекции были фотографии Николаэ Чаушеску, бывшего румынского диктатора и одного из идолов Аарсета. “Будущее - это Албания”, - рассказывал он всем, кто был готов его слушать.

Трудно сказать, почему особый вид коммунизма Аарсета так и не прижился в блэк-сцене. Объяснение может крыться в том, что сильные левацкие традиции и выдающиеся политические деятели, которые защищали Пол Пота и Сталина, сделали идею коммунистической диктатуры для умов норвежцев не такой шокирующей, как ассоциация рунических символов режимом Квислинга во времена Второй Мировой войны.

Аура, окружавшая Хельвёт, позднее привлекала множество молодых людей, стремившихся прославиться в блэк-тусовке. Они начинали свою карьеру в блэке, часами болтаясь вокруг магазина. Должно быть это сильно доставало Аарсета - снующие поблизости подростки, отрабатывающие своё “злобное” поведение, но он был слишком вежлив, чтобы попросить их прекратить это. После смерти Аарсета множество из этих молодых фэнов начали утверждать, что являются его близкими соратниками.

Интригующий вопрос - кто или что способствовало неожиданному и крутому повороту к идеям поклонения Дьяволу “во имя зла”, которые как Ойстейн Аарсет. так и Варг Викернес начали популяризовывать в своих подпольных интервью и в среде своих друзей. Многие сегодня склонны наливать вину на Варга, но судя по интервью того же периода, Аарсет придерживался тех же самых взглядов. На самом же деле похоже, что эти две харизматические личности подстрекали друг друга. Викернес берет-ответственность, на себя, хотя и пытается отстраниться от сексуальных пристрастий, которые, по его словам, были свойственны Аарсету:

Мы болтали о Сатанизме. Ойстейн и все эти парни из Осло, называвшие себя Сатанистами. Я изложил своё мнение, что если ты являешься Сатанистом, то должен перевернуть христианство с ног на голову. Ойстейн, впрочем, никогда не относился к Сатанизму серьёзно. Я попытался подколоть его, сказав: “Ты не настоящий Сатанист. Ты не следуешь всему”. И так я его подкалывал, а он завёлся с моей подачи. Он занимался анальным сексом... поскольку в библии говорится, что семя не должно излиться на землю, и мы пришли к мнению, что если её затолкать кому-нибудь в задницу, в отхожее место, это будет самое худшее, что можно сделать, - вот это и есть Сатанизм. Он ответил: “Да!” Мы не знали, что он был бисексуал, а на самом деле гомосексуал. За несколько недель до того, как я убил Ойстейна, мы с одним другом ездили в Осло и он сказал мне, что как-то рылся в ящиках Ойстейна и нашёл там искусственный член, перепачканный в дерьме. Он был педиком и всегда говорил, как его воротит от влагалищ. Мы не хотели иметь с ним ничего общего.



Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:56 | Сообщение # 27
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Позднее Викернес вспоминает о видеоколлекции Аарсета и о том, то он любил смотреть, утверждая, что Ойстейн:

Он проводил большую часть своего времени за просмотром детской порнографии, отвратительных фильмов с гермафродитами, занимающимися анальным сексом с “мужчинами”, а также так называемые “документальные” фильмы, в которых показывается, как обычных людей похищают, а затем замучивают до смерти перед камерой. Так например, он увлечённо рассказывал мне, что представляют из себя подобные фильмы - дилдо с гвоздями втыкают в промежности женщин, или через лобки прибивают их к столу.

В те времена, когда Аарсет выпускал первые записи Burzum на DSP и содержал Хельвет, Викернес не питал подобных чувств по отношению к своему близкому другу. Варг на время приезжал в Осло и жил в подвале музыкального магазина, деля лишённое всякого убранства обиталище с “Самотом”, гитаристом Emperor'a. Составы многих норвежских блэк-металлических команд того времени были весьма нестабильны и одно время Викернес даже подменял басиста в Mayhem и играл на первом полноразмерном альбоме, который они бесконечно пытались завершить - "De Mysteriis Dom Sathanas" (“Тайные обряды Господа Сатаны”)

В интервью с Mayhem того времени, на самом деле написанное Викернесом, он превозносил своих товарищей по группе, называя “новый” Mayhem по собственному мнению лучшим из всех составов! Хелхаммер - лучший ударник, а Евронимус - музыкальный гений. Разве можно желать лучшего?” Через несколько предложений он обещает, что Хеллхаммер будет играть на барабанах для Burzum, хотя этому не суждено было сбыться. На втором альбоме Burzum - "Aske" ("Пепел") Самот играл на басу, но за этим исключением Викернес реализовал свой проект в одиночку.

Рекламные фотографии Аарсета были сделаны вскоре после открытия Хельвет. На них он предстаёт в чёрном балахоне, со свечой и мечом в руках, незатейливый трупный грим скрывает его маленькую тёмную бородку. Существует также множество более ранних фотографий Мертвеца и Евронимуса, украшенных подобным образом. Осталось очень мало фотографии Викернеса в трупном гриме - мода подобного рода судя по всему была более близка сердцу Аарсета. Если именно Викернес привнёс средневековую идеологию дьяволопоклонничества в норвежский блэк-метал, то, не теряя времени, Аарсет начал трубить о своём приоритете. Свои взгляды того периода он выражал следующим образом:

Я не думаю, что люди должны уважать друг друга. Я не хочу видеть трендовых людей, уважающих меня, я хочу, чтобы они НЕНАВИДЕЛИ меня и БОЯЛИСЬ. Люди, которые не принимают наши идеи, могут валить на хер, поскольку принадлежат к другому музыкальному направлению, с нашим НИЧЕГО общего не имеющим. С таким же успехом они могут быть поклонниками Мадонны. Между нами и всеми остальными - ПРОПАСТЬ. Помните, что одним из правил хардкора (панка) является положение, что душа должна быть открыта (кроме как для себя самого), поэтому МЫ должны тщательно избегать открываться другим. Хардкоровые свиньи по вполне понятным причинам сделали себя стражами морали, мы же должны дать им пинка в морду и сделаться стражами антн-морали.

В течение нескольких месяцев после открытия Хельвет тон подобных прокламаций Аарсета и Викернеса неуклонно накалялся. Они не только все более утверждались в своих взглядах, но и публично выражали их в интервью для фэнзинов. Люди из металлического подполья начали замечать этих громогласных Сатанинских экстремистов и пытались понять, насколько они искренни. Аарсет и Викернес были достаточно умны для того, чтобы понять, что если они не предпримут настоящие акции в реальном мире, их слова покажутся не более чем пустой риторикой, или, что ещё хуже - неудачной шуткой. Им просто необходимо было доказать, что блэк-метал не может быть предметом насмешек...


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:57 | Сообщение # 28
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Это пламя
Не умрёт никогда
Пусть жизнь в нём
Теплится едва

Угли,
Что тлеют под золой
Костром взовьются вновь
Лишь только чья-нибудь рука
Подбросит дров

В угольях
Красных, как сапфир
Живёт мечта
Огнём стать снова
Тому огню есть брат по крови -
Тот, что горит
У нас внутри

Варг Викернес “Пепел”



ПЕПЕЛ

Деревянные церкви - одна из основных норвежских исторических достопримечательностей. Эти памятники древнего зодчества были построены на рубеже XI века - сразу после воцарения христианства в Скандинавии. Их продолжали возводить вплоть до конца “Чёрной Смерти” - эпидемии бубонной чумы, охватившей Европу в XIV веке. По-английски они называются “stave churches” (“бревенчатые церкви”) - stav в норвежском означает “бревно” - названием они обязаны своей конструкции: в каждом из четырёх углов здания в землю врывается по толстому бревну.

Зачастую увенчанные покатыми двускатными крышами, плавно преходящими в острый шпиль колокольни, украшенные резьбой, слуховыми окнами с наличниками, их внешний вид оставляет грандиозное впечатление.

От основания до креста выполненные из дерева, все они тёмного или сине-чёрного от смолы цвета, самые богатые из них имеют расписанные витиеватой замысловатой резьбой порталы в стиле нордического рингарика, а во внутреннем убранстве храма вы без труда найдете отголоски мотивов народного творчества дохристианского периода. Самый потрясающий пример - это одноглазая голова в церкви Хегге, в которой отчётливо угадывается лик Одина.

Покрытые чешуей деревянной кровельной дранки, головы сказочных драконов глядят с краёв коньков крыш, навевая мрачные предчувствия. Вся внешняя аура самых видных деревянных церквей создает впечатление наполовину собора из дерева, наполовину дома с привидениями. Так же, как пирамиды ассоциируются с Египтом, так деревянные церкви - с Норвегией, хотя сохранились они не только в этой стране (ещё с два десятка не столь примечательных образцов деревянного зодчества наберется в Англии и Швеции). В период раннего средневековья здесь их было построено свыше 1200; до второй половины двадцатого столетия в первозданном виде сохранилось только 32 из них. На сегодняшний день это число сократилось до 31.

До того, как в июне 1992 года огонь решил судьбу Фантофта, из всех сохранившихся деревянных церквей эта отличалась, наверное, самым зловещим внешним видом. Она была построена в двенадцатом столетии и первоначальным местом ее дислокации был Фортун, что рядом с фьордом Ластер в центральной Норвегии. В конце прошлого столетия в связи с расширением местного кладбища было решено её снести. Но тогда ей повезло больше, нежели остальным деревянным церквям, большинство из которых и были уничтожены именно в то время (перед тем, как их историческая и архитектурная ценность была осознана). Церковь разобрали и переместили в Фантофт, расположенный в пяти милях к югу от Бергена, что на западном побережье Норвегии.

Во время реконструкции в 1883 году была несколько видоизменена планировка здания и произведён косметический ремонт фасада. Вновь возведённая церковь размещалась теперь на холме посреди такого густого леса, что, как пишет в своей книге “Деревянные церкви мира” Дэвид Уолстен, “деревья растут там так тесно друг к другу, что с некоторых точек церкви просто не видно, и она открывается взгляду только когда вы находитесь от неё в двух шагах.” Как и любое деревянное сооружение, церкви подвержены рискам как естественного, так и искусственного происхождения, а скрытое положение Фантофта вдвойне облегчало задачу поджигателя. Что и произошло: в 6 утра 6-го дня 6-го месяца 1992 года она была сожжена дотла. Главным подозреваемым является Викернес, но до сегодняшнего дня не было найдено ни одного весомого доказательства, которое позволило бы вынести ему обвинительный приговор по этому делу.

Весть об уничтожении одной из жемчужин национальной культуры сразу же попала на первые страницы норвежских газет. Но не успел пройти шок от этого известия, как под покровом ночи церкви стали сгорать одна за другой с завидным постоянством. 1 августа того же года была сожжена церковь в Ревхейме на юге Норвегии, ещё через двадцать дней - часовня Хольменколлен в Осло, а 13-го числа того же месяца - церковь в Скьольде. В октябре список пополнился церковью в Хаукето. После затишья, продолжавшегося несколько месяцев, пламя поглотило церковь в Асане, под Берюном, а ещё через два дня была уничтожена церковь в Сарпсборге. Выполняя свой долг, при спасении церкви в Сарпсберге, погиб один из пожарников.

Начиная с неудавшейся, в общем-то, попытки поджога небольшой церкви в Сторетвейте за месяц до событий в Фантофте и по сегодняшний день в Норвегии было совершено от 45 до 60 более или менее удачных поджогов. По данным Сьюра Хелсета, главы материально-технического отдела Директората культурного наследия, приблизительно по трети из них имеются документальные свидетельства о причастности к поджогам блэк-металлистов. Полицейские же отказываются предавать гласности подробности по большей части дел, опасаясь, что огласка повлечёт за собой появление уймы имитаторов, которые с энтузиазмом продолжат дело, начатое Викернесом сотоварищи в 92-ом, и из искры в буквальном смысле возгорится пламя.

Впрочем, надо заметить, сами по себе пожары церквей - дело отнюдь не новое. В той же Норвегии, в год, по статистике, и раньше сгорало от одной до двух церквей, в основном, конечно же, причиной их гибели были природные факторы, главным образом - попадание молнии. Противопожарная сигнализация в большинстве из церквей находилась в удручающем состоянии, и не мудрено, что причиной возгорания многих церквей было короткое замыкание или же неисправности проводки.

Но, всё же истории известны и прецеденты церковных пожаров, причиной которых были преднамеренные поджоги. Церковь - превосходная мишень для маньяка-поджигателя, и случаев, когда культовые сооружения по тем или иным причинам сознательно предавались огню, в послевоенной истории Норвегии было девять. Ввиду того, что пироманьяки предпочитают нежилые здания, дабы никто не пострадал, церкви - просто идеальный выбор, так как они расположены, как правило, вдали от жилья, а следовательно появляется и еще одно дополнительное преимущество - больше шансов остаться Незамеченным. Плюс ко всему, церкви горят очень красиво, потому что когда Пламя охватывает колокольню, в небо взмывает потрясающий столп огня, Издавая поистине неповторимое зрелище.

Согласно официальной инструкции норвежской пожарной службы “Расследование пожаров и поджогов”, “поджог, как Преступление, появился гораздо раньше, нежели первые нанесённые на папирус или пергамент своды Законов.” И он “всегда рассматривался законом как самое отвратительное и тяжкое посягательство на общественные устои.” “Поджог всегда ставит под угрозу жизнь и безопасность людей. Пошедший на него расписывается в своей аморальной и антиобщественной сущности.” Эти слова, безусловно, Сражают бытующее в Северной Европе отношение как к поджогам, так и к поджигателям - не даром это преступление стояло отдельной строкой ещё а старейших нордических законах, дошедших до нашего времени. В Англии двенадцатого столетия поджог карался смертной казнью. Позже, во времена правления Генриха II, уличённый в поджигательстве изгонялся из общества перед тем лишившись одной руки и одной ноги.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:58 | Сообщение # 29
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Осмысление огня

Общество чаще всего сталкивается с поджогами в лице пироманьяков и патологических поджигателей. Всех их на преступление подталкивают скорее психологические, нежели материальные причины, поэтому останавливаются они лишь будучи пойманными. Весьма трудно обобщить пироманию, но случаи, описанные в литературе, позволяют разделить мотивы пироманьяков на следующие категории: ревность, паранойя, месть, склонность к самоубийству и т.д.

Но главнее всего то, что огонь, особенно его разрушительный аспект, вызывает у всех людей инстинктивное влечение. В исследовании 1951 года “Патологическое поджигательство” Льюис и Ярнелл отмечают:

Лишь религия даёт возможность практического выхода врождённой человеческой тяге к огню, которая, согласно Юнгу, находится в нашем подсознании. Независимо от интеллектуального и культурного уровня люди одинаково зачарованно взирают на большие разрушительные пожары. Маленькие дети всегда норовят запалить костёр побольше - это их возбуждает. Разъярённая толпа испытывает наслаждение, Поджигая собственность жертвы её произвола, революционеры поджигают поместья угнетателей, а на войне огонь помогает солдатам выплеснуть разрушительные эмоции. Летчики описывают экстатический трепет, когда подвергнутая бомбёжке, под ними полыхает земля; конечно же, здесь присутствует элемент удовлетворения от свершившегося возмездия, но всё же это ничто иное. как удовлетворение инстинкта.

Обзор клинической литературы позволяет провести параллели между поджигателями церквей в Скандинавии и определёнными категориями пироманьяков. хотя масштабы деяний первых не имеют прецедентов. В общей массе они попадают в категорию тех, кем движет чувство мести. Точки зрения Викернеса и других осуждённых объединяет общее мнение, что их действия являются отместкой за преступления христианства.

Исследование Льюиса и Ярнелла недвусмысленно показывает, что из 457 американских “поджигателей-мстителей” только десять избрали объектом мести церкви. Эта категорию пироманьяков они описывают следующим образом:

Сам пожар является наиболее яркой чертой случаев поджога по причине мести. Сами поджигатели, как правило, - бесцветные фигуры, не выделяющиеся на общем фоне. Женщины редко имеют прямое отношение... Ими движет глубокая обида и они желают конкретной мести. Поэтому в их деяниях отсутствует театральность. Их цель - разрушение. Часто они используют легковоспламеняющиеся жидкости.

Месть является самой распространённой и самой сильной причиной поджогов, которые совершают люди всех возрастов, хотя наибольший процент приходится на возраст между 16-ю и 20-ю годами. Молодёжь иногда собирается и группы для осуществления своих замыслов... но чаще всего поджог совершает одиночка.

В разделе “Групповые поджоги в возрасте старше 16-ти лет” нельзя не заметить сходство описанных авторами случаев с происходившем в Чёрном Круге. Те же общие интересы, вдохновлённые и инициированные харизматическими личностями. В сорока описываемых случаях такого рода:

Большинство составляли подростки 17-18 лет, по большей части действовавших парами. Когда же поджигатели составляли группу числом больше двух, то остальные назывались “зеваками”, которые не получали наказания или ограничивались условными сроками. В некоторых случаях большие группы недалёких исполнителей находились под влиянием непререкаемого авторитета вожака.

Впрочем, стоит отметить, что подобное поведение присуще любой подростковой группе, занимающейся противоправной деятельностью.

Никто из небольшого числа поджигателей церквей, описанных в книге Льюиса и Ярнелла, не назвал свои мотивы идеологическими. Один из них утверждал: “Я не могу назвать причин, побудивших меня сделать это, я просто пошёл и сделал это. Я не выбирал католические церкви потому, что Я ненавидел католиков. Просто в них было легче всего проникнуть”. Однако, последовавшее рассмотрение причин позволило сделать вывод, что этот 17-ти летний юноша выбирал определённые церкви в качестве символического протеста против своего отца, который, будучи набожным католиком, уделял “сыну божьему” куда больше внимания, чем своему собственному чаду.

Термин “пиромания” определяет стремление поджигать только для получения удовлетворения. В “Патологическом поджигательстве” описывается один интригующий случай 20-летнего пироманьяка, который поджёг церковь, в которой в молодости был служкой:

После утренней службы он открыл окно подвала, через которое и проник в церковь вечером того же дня. Первая зажжённая им спичка потухла. “У меня появилось какое-то чувство, но что-то одновременно заставило меня зажечь вторую, что я и сделал. Я не думал о том, что будет дальше. Когда я вошёл в затемнённую комнату, я был несказанно возбуждён. Там было так красиво и я подумал, что можно ведь сделать ещё красивее, и что если я разведу огонь, то зданию ничего не будет, но оно наверняка станет ещё прекраснее, чем когда-либо. Я шёл дальше и от каждого шага получал всё больше и больше удовольствия. После того, как я совершил поджог, я почувствовал себя иным человеком.






Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:58 | Сообщение # 30
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Он же добавил позже: “Я словно раздвоился, когда зашёл в комнату певчих. Я был переполнен великой радостью. Я думал, что вся эта красота должна быть уничтожена. Она должна быть разрушена, дабы во плотиться в еще большей красоте”.

Хотя сантименты этого пироманьяка чём-то сходятся высказываниям некоторых норвежских поджигателей находивших эстетическое удовлетворение от созерцания горящих церквей, было бы неверным помещать их в одну и ту же категорию. Согласно теории Вильгельма Штекеля, описанной в “Странностях поведения”, настоящего пироманьяка на поджог толкает сексуальный импульс. Он верит в то, что “пробуждённая и неудовлетворённая сексуальность заставляет человека искать символическое разрешение конфликта между инстинктом и реальностью” и в качестве одного из крайних проявлений он называет пироманию. Далее Штекель отмечает:

Но в случае с пироманией мы имеем ещё одну детерминанту (помимо сексуального побуждения) - мщение. Поджог - это акт ненависти. Это выражение деструктивных тенденций. Любовь созидательна, ненависть разрушительна. Но всегда остаётся вопрос - против кого направлена ненависть? На нанимателей или владельца собственности? Это должно быть выяснено в каждом случае. Некоторые поджоги направлены конкретно против какого-то человека, они - выражение мести за неразделённую любовь или другие чувства, которые пироманьяк питает к своей семье, родителям и т.д. Они должны увидеть, к чему приводит недостаток сердечности в их отношениях. Они виноваты во всём.

Варг Викернес часто заявлял, что обвиняет христианскую церковь в уничтожении всего, что было прекрасного в истинной норвежской культуре, естественно, относящегося к языческой эпохе. Он рассматривает волну поджогов как органичное, инстинктивное революционное восстание против инородного христианства и полагает, что его музыкальный проект Burzum является ни больше ни меньше оружием в этой борьбе. Интересно отметить, что сам же он называет Burzum “мечтой, не имеющей ничего общего с действительностью. Он призван пробуждать фантазию смертных, чтобы они начали мечтать”. В свете подобных высказываний Викернеса особенно интересно выглядит следующее наблюдение Штекеля:

Мы также должны не упускать из виду, что пироманьяки, как правило... придают большое значение своим мечтаниям и, не задумываясь, дают выход эмоциям самого различного происхождения через поджог. Они слышат голос своей собственной крови, который превращается в голос внутренний.

Штекель связывает свои выводы о пиромании с садизмом и жестокостью. В то время как Викернес и другие осуждённые по поджогам называли самые различные причины своих деяний, никто из них не выказал ни малейшего сожаления и сочувствия к страданиям священников, прихожан и просто местных жителей. Во время своего первого ареста по подозрению в поджогах Викернес сделал целый ряд злорадных и садистских комментариев в газетах и журналах в полном соответствии с ранней идеологией блэка - распространение “зла” и боли. Обсуждая открытия психолога Айвена Блоха, Штекель обобщает их:

В своих попытках объяснить склонность к пиромании. Блох предполагает, что за ней лежат садистские побуждения и сексуально оттенённая тенденция к разрушению. Он указывает, что красный цвет играет огромную роль в сексуальной жизни. Мысль о тёмно-красном пламени пробуждает те же чувства, что и вид краснеющего тела при флагелляции или пролитии крови с садистскими намерениями.

Даже признавая, что сексуальные и насильственные побуждения могут быть важными факторами при рассмотрении пиромании, психолог Штекель подходит к проблеме собственно преступления с иных позиций, нежели полицейский или пожарный. Его отношение к поджигателям сильно отличается от мнений, бытовавших во времена, когда им отсекали руки или изгоняли из общины. Штекель так говорит о пироманьяке:

Является ли он преступником? Является ли его поджог преступлением, требующим наказания? Мой ответ в обоих случаях безусловно отрицательный. Все, кто прочёл моё исследование полностью, должны осознать, что за поджогом не стоит криминальный мотив. Желательно, чтобы в этих случаях проводилось тщательное медицинское расследование. В этом случае будет наглядно показано, что многие из этих преступлений являются лишь побочными эффектами неправильного воспитания или зловещего окружения.

Молодёжь, вовлечённая в норвежскую блэк-метал среду, безо всякого сомнения не испытывала недостатка в зловещем окружении. Не существует свидетельств, что Викернес и иже с ним испытывали какие-либо “сексуально возбуждающие” чувства, сжигая церкви или оскверняя могилы, но достаточно очевидно, что в их действиях присутствуют определённые садистские наклонности. Их первоначальная мотивация была без сомнения символична и они не высказывают никакого сожаления по поводу того, что они рассматривают свои действия как праведную месть христианству, восхваляющее и плодящее слабость.

Ценность сожжённых в Норвегии церквей трудно определить. Потеря культурной и исторической значимости для членов общины (которые крестились, женились и хоронили своих близких здесь) не может быть восполнена. Даже поджигая церкви в своих городах, где последствий трудно не заметить, блэкушники не испытывали жалости.




Самыми знаменитыми примерами недавних церковных поджогов являются Фантофт и Хольменколлен, хотя ни в той, ни в другой не было прихода. Они были подобны музейным экспонатам. Наоборот, церковь Хаукето возле Осло имела действующий приход. В ночь на 3-е октября 1992-го года пасторская церковь была сожжена дотла. Пер Андерс Норденген был пастором в приходах Хаукето и Принсдаль.

Пер Андерс Норденген

Что произошло в Хаукето?

Полпятого утра меня разбудила дочь - мне звонили. Мне сообщили, что горит церковь. Не думаю, что когда-либо ещё в своей жизни я одевался так быстро. Я поехал в церковь, которая находилась всего в километре от моего дома, надеясь, что это небольшой пожар. Но когда я увидел взметнувшееся в небо пламя, то испытал самый настоящий шок.

Следующий день был весьма необычен. В Хаукето и Принсдале был траур и не только для тех. кто ходил в церковь. Я внезапно понял, что церковь означала для всех жителей. Церковь была символом безопасности. Всех здесь крестили, причащали или женили. Многие люди, которые не ходили в церковь, плакали и называли её “наша церковь”. Позже нам помогли очень многие люди, которые сделали пожертвования. Мы продолжали служить богу во временных помещениях, мы не отменили ни одной службы, ни одной репетиции хора, ни одного мероприятия. Но это было тяжело и изматывало меня. Это одна из причин, по которой я сложил с себя сан священнослужителя.

Когда появились подозрения, что это был поджог?

В начале расследования полиция не верила, что к этому могут иметь отношение Сатанисты. Они никогда не говорили о Сатанизме и подозрения о поджоге были отметены. Это шокировало меня, поскольку это случилось сразу после поджога в Хольменколлене. Главный следователь строил всякие теории насчёт того, что кто-то из конгрегации оставил включенным электроутюг или кофеварку. Он даже сказал об этом по телевидению на следующий день. Для многих это было тяжелым ударом.

В ходе расследования были найдены следы, ведущие к одному из окон, которое было разбито. Позднее я занялся поисками серебряного креста, лежавшего на алтаре. Я надеялся, что он не уничтожен и не расплавился от жары, но никак не мог найти его. Потом мы нашли его у выхода. Только тогда полиция согласилась, что в церкви кто-то был и дело здесь нечисто. Почерневшее распятие занимает почётное место в новой церкви.

Оказалось, что это всё дело рук 19-летнего паренька из пригорода неподалёку от Хаукето. Он купил две канистры бензина на ближайшей бензоколонке, проник в церковь и поджёг ее. С собой он прихватил требники, которые полиция обнаружила у него дома.

Что вы испытываете к поджигателю?

Люди с ТВ и радио просили меня встретиться с ним и поначалу я было согласился. Но когда я услышал, что он не сожалеет о содеянном, решил что эта затея бессмысленна.

Я не думаю, что это имело под собой какое-либо идеологическое обоснование. Я думаю, что он оказался в этой ситуации только из желания быть признанным. Я также слышал, что у него было трудное детство. Я всё же склонен жалеть его и считаю, что его наказание слишком сурово. Тюремное заключение было недолгим - год или что-то около, но суд взыскал с него за ущерб 5 миллионов крон. Это разрушит будущее мальчика, я полагаю, что приговор должен быть таким, чтобы человек мог все же продолжать нормальную жизнь.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
Форум Black Metal » Идеология и Литература » Блэк Метал литература » М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка (Князья Хаоса. Кровавый восход норвежского Блэка)
Страница 2 из 8«123478»
Поиск:

Хостинг от uCoz|