М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка - Форум Black Metal
Страница 1 из 812378»
Форум Black Metal » Идеология и Литература » Блэк Метал литература » М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка (Князья Хаоса. Кровавый восход норвежского Блэка)
М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка
ArkazuriosДата: Среда, 01.06.2011, 20:57 | Сообщение # 1
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
М. Мойнихэн, Д.Седерлинд

Князья Хаоса. Кровавый восход норвежского Блэка

Прикрепления: 2774066.gif(14Kb)


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Четверг, 02.06.2011, 19:59 | Сообщение # 2
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Оглавление

"ЧЕРНЫЙ МЕТАЛЛ" БЕЛОЙ РАСЫ
ПРЕАМБУЛА: ВО ТЬМУ
СИМПАТИИ К ДЬЯВОЛУ
ДЭТ-МЕТАЛ УМИРАЕТ, БЛЭК-МЕТАЛ ПРИХОДИТ
ЗАРЕВО В СЕВЕРНОМ НЕБЕ
MAYHEM В ЗОНЕ СМЕРТИ
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В АД
ПЕПЕЛ
БЕЗМОЛВИЕ МЕРТВЫХ
ГРАФ КВИСЛИНГ
ВОЗРОЖДАЮЩИЙСЯ АТАВИЗМ: Метафизика языческого блэк-метала.
ИХ САТАНИНСКИЕ ВЕЛИЧЕСТВА
FUROR TEUTONICUS
КНЯЗЬЯ ХАОСА
РАГНАРОК

ПРИЛОЖЕНИЕ I. МЫ ЗАЖГЛИ ОГОНЬ
ПРИЛОЖЕНИЕ II. ОСКОРЕЙ
ПРИЛОЖЕНИЕ III. САТАНИЗМ В НОРВЕГИИ


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Четверг, 02.06.2011, 20:01 | Сообщение # 3
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
"ЧЕРНЫЙ МЕТАЛЛ" БЕЛОЙ РАСЫ

“Эта книга - достояние немногих”. Эта книга для тех, кто любит думать. Думать самостоятельно, без посторонней помощи, не опираясь в своем пути на ходунки общественных догм, предрассудков и ханжества, по какому-то иезуитскому молчаливому сговору большинства именуемых “нормами морали”. Эта книга для тех, чей мозг не отягощён веригами предвзятости, кто привык делать выводы после, а не до. Эта книга для тех, кто в потоке сознания не плывет как дохлая рыба туда, куда влечет течение, а ищет свой собственный фарватер, натыкаясь на мели и балки, но всё же упрямо идущим на свет своего собственного маяка. Для тех, чей мозг не успел зачахнуть под коростой обыденности, эта книга - для молодежи. Точнее для тех молодых людей, кого принято называть “рокерами”, кто живет “не как все”, в чьей крови, видно есть общественные антитела, вызывающие тошноту у мещанствующих амёб, смотрящих “устрицей из раковины вещей”. Однажды занесенные туда вирусом рок-н-ролла, они отторгают от общественной биомассы ещё вчера не потерянный для стада растущий организм, они въедаются, как в одежду дым, разжигая в области грудной клетки необъяснимый жар, отблески которого окружающие будут видеть в их глазах до самой смерти. Эта книга для тех, для кого рок - больше, чем музыка - образ мыслей, образ жизни, кто находится в нравственной оппозиции обществу, загнавшего их в андеграунд.

Андеграунд, впрочем, самое подходящее для рока место. Там зарождается всё новое, отмирает и превращается в прах всё ветхое и дряхлое, освобождая дорогу новым росткам. Мэйнстрим же, в противоположность ему, перманентно серого цвета со следами плесени и стагнации. Рок за несколько десятилетий своего существования много раз был вторгаем в это невидимое глазу широкой публики подполье - с тем лишь, чтобы через некоторое время как Феникс воспрять вновь - с новым опереньем, но с прежней сутью.

Рок вообще, и металл, в частности, сейчас, безусловно, находится в андеграунде. Скоро мы станем свидетелями его нового воскрешения. В каком обличье он предстанет на этот раз? Кто знает. Может быть в черных одеждах и с лицом, покрытым чёрно-белым гримом. Во всяком случае, сейчас блэк-метал музыка на подъёме, о чём свидетельствует большое количество молодых команд и, что самое главное, постоянное движение и эволюция блэк-метал групп. Взгляните на такие группы, как Vintersorg, Cruachan, Borknagar - это уже не тот блэк-метал начала 90-х. Движение и рост свидетельствуют о жизнеспособности организма. Именно сейчас блэк, наверное, переживает период самого бурного своего развития.

На волне интереса к блэк-метал как черви после дождя на поверхность стали выползать и очевидные коммерческие проекты, такие как Cradle Of Filth, Dimmu Borgir и иже с ними, которых отец-основатель жанра, один из “князей хаоса”, как их окрестили авторы книги, которую вы сейчас держите в руках, любовно именовал trend реор1е. В сущности, Евронимус был прав на все сто. Но исключения, как известно, лишь подтверждают правило, а за таковое (на сегодняшний, по крайней мере, день) следует принять тот факт, что блэк-метал есть музыка абсолютно некоммерческая. “Классический” блэк-метал альбом предназначен для крайне узкой аудитории слушателей: не у каждого есть силы и желание слушать этот ужасающий, на первый взгляд, шум, записанный так, словно на дворе не 90-е годы, с их потрясающими техническими возможностями индустрии шоу-бизнеса, а времена Элвиса Пресли. Да и кто знает, как сложилась бы судьба “чёрного металла”, если бы не “энтузиазм” одного человека, сначала объявившего тотальную войну христианским церквям, а затем убившего главного идеолога жанра. Но пламя пожаров окутало блэк-метал ореолом славы, а кровь “князя смерти” породила к жизни легионы хаератых упырей в “трупной раскраске”, вооруженных до зубов мечами, дубинами да пиками. Жёлтая пресса раздула огонь, охвативший умы тысяч молодых людей по всему миру, и, в конце концов, из “искры”, спалившей церковь в Фантофте возгорелось мощное пламя. Как итог, на начало нового христианского тысячелетия миру было явлено самое некоммерческое, антисоциальное и богоборческое на текущий момент молодёжное течение.

Треск костров, охвативших церкви большие и малые по всей северной Европе, донёсся и до лопающей поп корн, ну очень демократической Америки.Почуяв запах жареного, тамошние повара общественных настроений решили преподнести пресытившимся пресными блюдами национальной кухни местным гурманам чего-нибудь остренького с полярных окраин Старого Света. Надо отдать им должное, блюдо у Майкла Мойнихэна и его соавтора Дидрика Сёдерлинда, получилось на славу. Авторы проделали поистине титанический труд, собирая с миру по нитке интервью с участниками событий, о которых пойдет речь в книге, на пути к некоторым преодолевая ограды пенитенциариев и препоны норвежской системы исполнения наказаний, штудируя многоумные сочинения на сопряжённые темы. И хотя вся книга проникнута тоном назидательного порицания “Сатанинского неофашистского” движения, последнего гвоздя в крышку гроба блэка из “Князей хаоса” не вышло. Вместо эпитафии получился панегирик блэк-метал, который теперь даст мощный толчок популяризации этого жанра, да и рок-музыки, наверное, в целом, и в нашей стране.

Я долго пытался подобрать термин, которым можно было бы охарактеризовать эту книгу. На художественную литературу она похожа с трудом, хотя её сюжет закручен покруче иного бестселлера. Подозреваю, что многих это разочарует, но вы не найдете в ней и сухих дотошных дискографий блэк-метал команд, да двухходовых, как детский мат, жизнеописаний их “творческого пути”. Я бы определил этот жанр как “рок-публицистику”. Приставка рок- в нашем случае означает аномалию, отличие от нормы. Действительно, где еще встретишь такой не сочетающийся, казалось бы, букет подчеркнутой серьёзности и непроизвольного юмора (чёрного, конечно же), глубоких отступлений в мир древнескандинавского фольклора, юнгианской психоаналитики и ненормативной лексики. Отсутствие даже намёка на чувство юмора у суровых нордических парней, к слову сказать, просто поразительно. И в то же время, многие их опусы заставляют расплываться лицо и умилённой улыбке. Чего стоит, скажем, высказывание Ихсахна о том, что “оба они (Викернес и Аарсет) многое сделали для блэк-метал музыки: Гришнак первым начал поджигать церкви, Евронимус содержал этот свой магазин.” Кроме того, этим ребятам нельзя отказать в открытости: они абсолютно искренние и неподдельные мизантропы. В отличие от какого-нибудь самопровозглашенного “гуманиста”, “любящего” людей “вообще” и одновременно презирающего соседей но лестничной клетке, эти парни ненавидят не только весь людской род, но и своих ближних, товарищей по группе, к примеру, - возьмите того же Хеллхаммера.

Но самым привлекательным моментом этой книги является исследование идеологических корней блэк-метала: Сатанизма, национализма и язычества блэковых команд, пусть порой с претензией на некоторую научность, к которой можно смело добавить приставку псевдо-, но всё-таки выгодно отличающую ее от многих рок-изданий. Экскурсы в нордическую мифологию и древнескандинавский фольклор могут быть небезынтересны и тем, кто никогда не слышал блэка, и у кого поступки и слова Викернеса вызывают на лице гримасу недоумения и чувство патологического отвращения. Рок-музыка давно уже перестала быть единственно музыкой, способом развеяться и побалдеть на бесконечных вечеринках буржуазной молодежи, коим она была в эпоху ранних Beatles. Она давно уже стала идеологией, идеологией протеста. Те же “рок”-группы, что утратили или априори не имевшие этой бунтарской жилки, изменившие своей рок-природе, незамедлительно сливаются с мэйнстримом, где и ждёт их погибель. Кассовые сборы станут им надгробием - их печальный конец предрешён. Рок-аудитория обладает тонким чутьем и запах падали распознает мгновенно.

Насколько серьёзна была “идеологическая” подоплека блэка в период его зарождения? Ни капли. Все амулеты, краги, Сатанинская атрибутика, насупившиеся в потугах казаться чрезвычайно серьёзными физиономии всё это было не более чем погремушка в руках ребёнка, недавно научившимся ходить и выпущенному из манежа, а следовательно, получившему невиданную доселе свободу и сотрясающему вокруг себя воздух громкой цацкой, привлекая к себе внимание домашних. Впрочем, обострённая потребность самовыражения в глазах окружающих и отождествления себя с определённой общественной прослойкой свойственна всем без исключения подросткам. Те же, кто пытается доказать существование “Сатанинского заговора” или представить “Чёрный Круг” некой организацией с внутренней дисциплиной, могут с таким же успехом рассказывать басни об Оззи, вкушающем на ужин летучих мышей под маринадом и бродящем безлунными ночами с топором в руках по пустынным улицам Бирмингема, или о “Графе”, пьющим кровь из вен “Сатанинских сестер”. Но людям свойственно развиваться. Мозг - та же мышца, которая тренируется как бицепсы одноклеточных в тренажерном зале. И теперь мы можем констатировать, что за довольно непродолжительный период блэк-метал претерпел значительные метаморфозы, как в идеологическом, так и в музыкальном плане. Самым интересным моментом, открывающим большие перспективы дальнейшему развитию металлической музыки, явился отказ многих команд от псевдо-сатанизма и идеи прославления “зла в чистом виде” в пользу более естественной, природной или языческой идеологии. Справедливости ради надо заметить, что первооткрывателем фольклора и язычества в современной тяжелой музыке был ведомый гениальным Мартином Уолкайером Skyclad, но тем не менее в процентном отношении большинство фолк-металлических команд вышло именно из среды блэк-метал. Но обо всем по порядку.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Четверг, 02.06.2011, 20:02 | Сообщение # 4
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Говоря о блэк-метал, нельзя обойти стороной тему христианства, а точнее, антихристианства. Глубоко убежден, что хэви метал вообще, а не только лишь блэк, есть музыка категорически антихристианская. Война с христианством началась в нем задолго до шестого июня 1992 года, когда Варг Викернес поджёг первую церковь - она началась ещё с первых аккордов Black Sabbath, под шум дождя и колокольный звон. Это война не с деревянными церквями - в таком случае она была бы битвой с ветряными мельницами - поле сражения лежит в умах металлистов, на котором учение древнего иудея терпит сокрушительное поражение. Далеко не все металлисты считают себя антихристианами, многие носят кресты и верят в бога, но все они никогда не станут той божьей паствой, что привыкли видеть поводыри человеческого невежества и серости - во всех живёт здоровый, неукрощённый дух, пробужденный богохульными риффами электрогитар. Музыка всех металлических команд, даже не поющих о Сатане или валькириях, несет на себе печать свободолюбия и необузданной природной страсти, которой вольно иль невольно проникаются слушатели.

Блэк-метал объявил христианству “войну” под хоругвями Сатанизма. Давайте же попытаемся определиться с тем, что такое Сатанизм, христианство, нужно ли, и если нужно, то как, бороться с последним. Как верно подметил Эрик Ланцелот из Ulver, “христианство есть ни что иное, как проявление стадного инстинкта”. Христианство, как и любая устоявшаяся религия, есть одна из форм проявления догмы, то есть остановившегося в своем развитии, подверженного стагнации учения, единственным предназначением которого является поддержание общества в уравновешенном состоянии покорности. В обмен на свободу совести и мысли религия предлагает среднестатистическому “колбасному любителю” ощущение умственного комфорта и спокойствия, обещание райских кущ в абстрактном царствии небесном, аусвайсом в которое будет расписка в отречении от любви к себе и окружающим в пользу идеального бога, а индульгенцией - принесённая в жертву химере земная жизнь. Всё прочее - разговоры о так называемой христианской морали, нагорных проповедях и заповедях в камне, каждодневно нарушаемых православными и свидетелями по делу Иеговы, не более, чем ложь я лицемерие. А лицемерие, замешанное на крови - это уже религия. Внешняя же оболочка этого лицемерия, обрядовая и “историческая” его надстройка, ширма в театре кукол, и вовсе недостойна критического анализа - проделав оный, вы лишь пожалеете о потерянном времени. Противоречащие друг другу жизнеописания “снятых” и апостолов, бессовестный плагиат из мифологий других народов, при том оскорбительно называемых “во языцех”, сомнительного толка чудеса и порождённые больным воображением “откровения”, исполненная садистскими и извращенческими подробностями история “богоизбранного” народа, почему-то преподносимая как история всего человечества - вот и все “благие вести”, принесённые христианством в мир. Но в отличие от догмы, которая действительно вечна, так как формирует закон совместного проживания общественного большинства, христианство, одно из ее воплощений, похоже, доживает свое. Два первоисточника любой религии - любовь и вера, в христианстве давно иссякли. То, что происходит в христианском обществе в течение нескольких последних веков, есть не что иное, как инерция, удовлетворяющая интересам, прежде всего, “сильных мира сего”. Христианство в скором времени неизбежно уступит место другому учению, которое сможет раскрыть перед новообращенными новые горизонты сознания. Будем надеяться, что это “новое” будет более гуманным и естественным, чем отмирающее сейчас старое. Когда это произойдет никому не ведомо, но! Каждый желающий может увидеть смерть христианства своими глазами - когда убьёт его в себе самом или, пользуясь отточенной терминологией Авдеева, “преодолеет” его.

Борьбу с христианством, как с опухолью мозга, нужно начинать вести в своей голове. Переборовший христианские предрассудки и страхи, избавится от тяжких вериг в своём сознании, доселе неизвестный язык природы станет постепенно становиться родным, с каждым вздохом человека в лёгкие будет проникать новая порция жизни, а не доза ядовитого страха перед неумолимо приближающейся с каждой секундой смерти и последующей расплатой за грехи. Жизнь - это сегодняшний день, а не “светлое завтра” для праведников, день этот надо проживать так, чтобы после не в чем было “раскаиваться”. Carpe diem!

Поджогами же церквей нанести, пусть даже локальное, поражение христианству нельзя. Наша земля очистится от всех стоящих на ней церквей лишь тогда, когда в умах наших детей не останется и следа христианской болезни. Поджоги имели только символическую ценность - они вскрыли присутствие в современном обществе антихристианских сил, готовых не только на словах, но и на деле доказывать свою ненависть к ветхозаветной догме, Наградой поджигателям было, как верно подметили авторы, чисто эстетическое наслаждение: ибо в человеке, решившимся на поджог церкви, деяние уголовно наказуемое, нерезонно подозревать даже последние остатки страхов вечных мук и проклятий или же оплёски христианской “морали”. Зато, какой неописуемый восторг, должно быть, испытывает человек, наблюдая за тем, как языки пламени пожирают “божий храм”!

Ещё более бессмысленным “антихристианским” деянием, а если называть вещи своими именами, просто актом вандализма, является осквернение могил. К тому же, не стоит делать из этого прерогативу блэк-метал. Осквернение могил происходит в любой стране мира перманентно, вопрос лишь в том, в каких масштабах, и какое этому уделяется внимание. То же самое можно сказать и о “насилии”, или, точнее, стремлении выглядеть Чарльзом Мэнсоном в глазах окружающих. У тех же скинхэдов насилие является куда более обыденной, естественной и регулярной вещью, не говоря уже о гопниках и прочей шпане, для которых это просто нормальное состояние. Не стоит с микроскопом искать поджигателей церквей и осквернителей могил, являющих собой “угрозу обществу” - просто сходите на вокзал, там вы найдете вандалов куда более жестоких, к тому же не отягощенных никакими “идеологическими” посылами. А между тем, это “обычные, нормальные парни”, некоторые из которых ходят в церковь, большинство носят крестики или другие атрибуты христианской веры, “чьи глаза, нелепо торчащие, отражают восторг с умилением, на экран с Пугачёвой глядящие”.



Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Четверг, 02.06.2011, 20:02 | Сообщение # 5
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Не стоит особенно сокрушаться и о “нетерпимости” блэк-металлистов по отношению к другим религиям и чужим верованиям: у вас же, господа самаритяне, рыльце-то в пуху! Всем известно, кто пуще всех кричит “Держи вора!” Все три господствующие мировые религии просто-таки пышут нетерпимостью и ненавистью к иноверцам, гоям, неверным. В “просвещённой” Англии, например, “Декларация религиозной терпимости” одних добрых христиан к другим, была принята лишь спустя 1672 года после рождения их мессии, призывавшего “любить ближнего своего”. Спрашивается, чем свыше полторы тысячи лет занимались “рабы божьи”? Очевидно, были “религиозно терпимы”, как добрые католики к добрым гугенотам, или как полчища первых добрых крестоносцев сперва в Лицеи, где они вырезали все христианское (православное) население, включая стариков и детей, в 1095 году и четырьмя годами позже в Иерусалиме, где они устроили кровавую баню “неверным”? Сколько их, примеров “христианской терпимости”? Но впору ли нам удивляться, ведь эту кровавую “дорогу слез” начал мостить костями невинно убиённых еще сам “ангел, боящийся света” - прародитель главенствующих земных догм Иегова, на пути своего следования из Египта в Междуречье и далее без остановок оставивший горы трупов, “тризну наоборот” по которым до сих пор ежегодно справляют правоверные сыны Израилевы, за тысячелетия ни на йоту не отступившие от хищнических дедовских заветов, которые века сохранили в виде (ветхих) многоумных раввинистических наставлений, по какому-то недоразумению называемых “религией” или, тем паче “верой”. Слуги божьи лишь перехватили эту эстафету у своего хозяина. И сегодня эти ловцы душ человеческих, достойные правопреемники таких великих “гуманистов” и “борцов за права человека”, как Томас Торквемада, Никон или Владимир, с (бесовских?) экранов ТВ говорят о смирении, терпимости и высокой христианской нравственности, не забывая пощекотать тщеславие обывателя, чьи выпученные от умиления глаза уставились на архитектурного монстра Христа Спасителя, разговорами о “богоизбранности” народа (очевидно того, которого в настоящий момент приобщают к “общечеловеческим ценностям”). Не потрудитесь ли вы, преподобные, объяснить, как “богоизбранность” корреспондируется с терпимостью и равенством всех перед богом? Впрочем, на все подобные вопросы у христианства давно заготовлен многоразовый, как “Шаттл”, ответ - “верую, потому что абсурдно”. Воистину, блаженны нищие духом!

Мысль о том, что Сатана - лучшее творение бога, так часто бывала в употреблении, что уже лоснится. Тем не менее, вынужден ее повторить: адские муки, раскаленные сковородки - это краеугольный камень, на котором зиждется христианство. Имя ему - страх. Само наличие в христианской мифологии места наказания и вечного проклятия ослушников есть ещё один пленок в лицо общественной морали, лишний раз подтверждающий, что априори область применения христианской функции - быдло. Если, по Достоевскому, вслед за “отменой” крепостного права Греха последует Вседозволенность, то по логике вещей напрашивается вывод о том, что христианство не имеет в своем арсенале других средств, способных предотвратить своих адептов от слепого потакания инстинктам.

“Норвежское дело” - это несколько другой случай. Здесь, как отмечают авторы, можно выделить два типа Сатанизма. Первый, свойственный 90% “сатанинских” металлических групп, являет собой не что иное, как заигрывание с оккультной символикой, стремление показаться “экстремальными”, “злыми”, “богохульными” и навеян, главным образом, дешевыми американскими фильмами и книгами ужасов, смысл которых можно охарактеризовать фразой “мясо ем, кровь я пью”. Я бы назвал его детским, но авторы предпочитают называть его “средневековым”. Термин, вероятно, основан на представлениях о чёрной магии, колдовстве и ведьмах, развлекающихся с дьяволом на Лысой горе, дошедших до нас из того мрачного времени. Второй случай куда как более интересней.

Сатанизм вторых можно смело назвать продуманным, выстраданным мировоззрением. Их вера - скорее социальный нигилизм, нежели вера в адское пламя. Это можно называть “сатанизмом по Ла Вею”, “Сатанизмом с человеческим лицом”, но скорее это индивидуализм в квадрате, помноженный на снобизм с большой буквы.

Сатанизмом, дутым ли, искренним ли, в хэви метал ни кого не удивишь. Поистине новой идеологией в рок-музыке стало язычество. Прецеденты, конечно же были, но они настолько редки, что их можно пересчитать по пальцам одной руки: уже упоминавшийся Skyclad (и ранее Sabbat), конечно же, Jethro Tull, да Bathory “викинговского” периода, вот пожалуй и все более или менее видные команды. Блэк-метал же послужил источником мощнейшего течения групп, исповедующих язычество, ныне охватывающего всё большие и большие площади металлического королевства. Смею предположить, что в России в ближайшие годы развитие экстремальной музыки будет проходить в этом же направлении, плюс в направлении революционно-националистическом, но последнее, кажется, ближе скинхэдам.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Четверг, 02.06.2011, 20:02 | Сообщение # 6
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Что такое язычество? Как сказал бы Гайдар-дед, “это каждый понимает по-своему”. Да и как может быть иначе - в противном случае чем бы оно отличалось от любой другой современной религиозной или культурной формации? Язычество есть адогматическое знание и мировоззрение, основанное на личном опыте вкупе со следованием традиции или естественному восприятию природы вещей, имеющей ярко выраженные черты конкретного этноса, то есть выработанные многими поколениями поведенческие, культурные и нравственные стереотипы, заложенные в человеке на подсознательном, генетическом уровне. Язычество настолько же национально, насколько и индивидуально. Язычество - это любовь к природе в себе, а не к себе в природе. Язычество - это естественное состояние внутренней свободы, свободы мысли, веры и воли.

В современном обществе язычество - это культурный и философский феномен, а отнюдь не обязательное ряжение в звериные шкуры. Хотя справедливости ради надо заметить насколько светлей и естественней, скажем, языческие праздники, надуманных и пропитанных обязательным перегаром христианских и подавляющего числа официозных. Язычество сегодня - это расширение границ сознания, движение к новому духовному и социальному состоянию. Видимая же часть айсберга - ритуальная и символическая сторона язычества - воспоминание о тех днях, когда свобода была уделом каждого. Теперь же, в Калийюгу, свобода, как, впрочем, и любовь, есть достояние лишь немногих - самых смелых.

Свадьба язычества и рок-музыки - чрезвычайно удачное и крайне полезное, особенно для современной русской, молодежи предприятие. Рок-музыка, книги Толкиена, живопись Васильева - простые и легкие, как манная каша, блюда, с которыми молодое поколение может впитать здоровые и необходимые для самостоятельного роста вещества, предотвращающие лейкемию, вызываемую чужеродной заразой “американской мечты”, кока-колы и дешевого инфантильного шоу, превращающего людей в имбецилов. Надо признать, что духовные и культурные ценности у большей части современной молодёжи отсутствуют, подменённые иудо-дерьмократическим режимом, радующими туземный взгляд блестящими бусинками самолюбования и посулами радужного, сытого, тёплого и, главное, не требующего приложения усилий, знаний и труда, мещанского благоденствия. Зато налицо пробелы в образовании и пустоты в области творческой мысли и жажды самовыражения. В этой связи рок-музыка может прийтись как никогда ко двору для культурного образования и пробуждения национального самосознания молодёжи. Алгоритм крайне прост. Первый шаг - неприятие попсовой “музыки” с последующем открытием для себя музыки альтернативной. Второй увлечение рок-н-роллом в сугубо музыкальном плане. Далее следует восприятие рока как культурного и (анти)общественного явлении. И языческие Идеи в этом процессе самовоспитания могут оказаться знаковыми для большого числа молодых людей.

...Язычество - всегда романтика. Так да здравствует же романтика - единственный способ жить и не спиться от горечи прагматизма. Да здравствует рок'н'ролл - единственный правильный способ умереть!


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Четверг, 02.06.2011, 20:04 | Сообщение # 7
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Из опустошенной земли
Жизнь новые формы пробудит
Но то что сначала ужасно на вид
Долгожданным рожденьем восславлено будет

Сколь долго мы безутешно рыдали
Ночами, что никогда не кончались?
Ни мига
Во тьме нет места слезам и сомненьям
Тьма нас лишает всего лишь видений

Мы слёзы на развалины прольем
Осыплем себя тленом
Но Феникса не видно всё
В огне Геены

Ты всё ещё плачешь?
Ты всё ещё рыдаешь?

Тарьей Весаас “Птица в огне”,
из сборника “Земля сокрытого огня”


ПРЕАМБУЛА: ВО ТЬМУ

Апрель 1997, Осло - заголовки норвежских газет кричат о раскрытии зловещего заговора с целью убийства прогрессивных политиков и религиозных деятелей в Норвегии. Заговорщики, обладавшие не только оружием, но и крупными суммами денег, несомненно планировали нечто большее. В их планах было освобождение находящегося в заключении товарища, которого они надеялись тайно вывезти из страны. Был ли этот пленник радикальным националистом с долгой историей подпольной политической деятельности, подобной той, которую вели они сами? Нет. Он был 24-летним Варгом Викернесом, самым известным в мире музыкантом блэк-метала.

Из мира современной музыки в политический терроризм тянется извилистая тропа, Уже не в первый раз рок'н'ролл становится проводником революционных идей, но на сей раз они были наиболее фанатичными и бескомпромиссными. К тому же это только верхушка айсберга. При более пристальном рассмотрении заговор с целью освобождения Викернеса оказывается лишь последней главой одной из самой необычных и скандальных саг в истории музыки. До сих пор она оставалась практически ненаписанной.

Анналы блэк-метала преисполнены насилием - от самоубийств при помощи дробовика до хладнокровных убийств ножом. Число смертей по всему миру подсчитать нелегко, но суть чётко прослеживается в их яростном характере. К безжалостности убийств прибавились ещё и психологический террор и религиозная непримиримость последовавшей затем кампании поджогов в церквях. Наследие блэка составляют бесчисленные обрывки злобной риторики от Сатанизма до фашизма. Если откинуть тёмную завесу секретности, можно найти среди многочисленных позёров и карикатурных персонажей настоящих демонов в человеческом обличье. Всех их объединяет желание выйти за границы допустимости современного общества, будь то в виде образа или деяния, и водрузить своё знамя отрицания. Это воплощено в воинственном звучании самого блэка - ревущей какофонии из умопомрачительных измерений. Блэк берёт за основу своей формы каркас самого жёсткого ответвления тяжёлого металла, обнажая его до пропитанного желчью зазубренного осколка звуковой ярости. Словно для того, чтобы ещё больше смутить ничего не подозревающего слушателя некоторые группы пишут музыку, которую нельзя назвать иначе как чудесной, и вторгаются на территории амбиента, традиционного фолка и даже нео-классики.

Рок-музыка всегда несла в себе семена запретного плода. С прошествием десятилетий и расцветом бизнеса мультинациональные корпорации, под контроль которых попала рок-индустрия, не позволили этим семенам взойти и развиться в неконтролируемые побеги и лозы. Одновременно с вхождением рока в обиход, бесконечной рекламой его в глянцевых журналах и помпезными видео, корпорации тщательно поддерживали видимость псевдо-протеста но всё равно “сад земных наслаждений” рока оказывался слишком старательно ухоженным и подстриженным. Однако всегда найдутся те, кто попытается смести барьеры и обеспечить приток свежей крови с кровавых полей настоящих опасностей.

Тяжёлый металл ведёт своё существование на периферии популярной музыки в изоляции своей преувеличенной образности и мужских вожделений. Часто не замечаемый, проклинаемый и запрещаемый как родителями, так и критиками, тяжёлый металл был вынужден создать своё подполье. Он играет по своим правилам и следует своей эстетике. Рождённая из нигилизма 70-х, эта музыка следовала своим своеобразным путём. Теперь, во второй половине 90-х она часто считается устаревшей и более неуместной, что-то вроде костюмированного бала худших проявлений рока. Металл более не крутят по радио и звукозаписывающие компании более не продвигают его с былой настойчивостью. После просмотра MTV или прочтения современных музыкальных журналов неискушённый человек может подумать что хэви-метал вообще не существовал.

Однако слухи о его кончине сильно преувеличены и металлическое подполье кипит и бурлит по всему миру. В конце концов тяжёлый металл был предоставлен самому себе и независимым лэйблам, которые управляются ярыми поклонниками, и его самые антисоциальные и агрессивные тенденции развивались безо всякого сдерживания со стороны системы моральных ориентиров, которые общество предоставляет всем другим музыкальным жанрам.

В Европе хэви-метал всегда пользовался определённой степенью популярности несмотря на статус парии в главах публики. На дальнем севере этого континента раскалённая природа экстремального металла встретилась с ледяным климатом Норвегии и Швеции, и результатом этого стал музыкальный стиль взрывных пропорций - блэк-метал. Север, жёстко подверженный воздействию всех стихий, со временами года, погружёнными во тьму и холод, предоставил изолированную среду, благодаря которой блэк-метал собрал силы и оружие для грядущей нечестивой войны.

Рок'н'ролл с давних пор был противников основных идей христианства, но подпольный хэви-метал довёл это противостояние до экстремума. Христианство не должно было быть медленно разложено через постоянное проникновение всё возрастающей аморальности, а выкорчевано и выжжено до основания. Блэк-метал предоставил пехоту, готовую очертя голову броситься в битву с огнемётами в руках дабы поджечь кафедральные соборы и церкви по всей Европе.

Оправданий этой деятельности много. Некоторые провозглашают приверженность Сатане, давнишнему противнику христианства и восславляют Его имя в песнях и делах. Другие ищут подкрепления в старинном язычестве и утверждают что продолжают битву, незаконченную 1000 лет назад, когда христианство завоевало Европу. “А furore normannorum, libera nos, domine - От ярости норманнов избави нас, о, господи, - эта мольба была распространена среди людей, на которых обрушивалась эта ярость,” - пишет Гуин Джонс в “Истории викингов”. Теперь те же самые молитвы всё чаще слетают с уст уже современных отцов церкви.

Святой Колюмсиль, основатель монастыря Ионы на Британских островах в 563-м году, почти пророчески предсказал судьбу своей религии. По свидетельству Мануса О'Доннела ужасные видения внезапно наводнили сознание святого: “Душа моя и сердце моё встревожены видением, ниспосланным мне... ибо в конце времён люди осадят мои церкви, перебьют моих монахов и ворвутся в мое святилище и осквернят мои кладбища”.

Его пророчества сбылись всего через несколько веков, когда викинги с норвежских берегов напали на британские монастыри “словно жалящие осы и распространились по всей стране подобно злым волкам, разрывая и убивая не только овец и скот, но и священников, и левитов, и монахов, и монашек из хора...” В конце концов новоявленные силы бога и Христа подавили и уничтожили своих языческих оппонентов и Европа стала полностью христианским континентом до самых глухих окраин. Но волки и осы только спали в своих пещерах и гнёздах и ждали пробуждения.

Чуть более тысячелетия спустя пророчество Колюмсиля обрело свою вторую реальность, в этот раз уже во всём мире. Противником в этот раз выступил не воинский класс необузданного языческого общества, а образованная и умная молодёжь из самых цивилизованных христианских стран.

Связь между столь отдалёнными по времени событиями мало прояснена и детали теряются в туманах дохристианских мифов и аллегорий. Блэк-метал подхватил огонь Локи и использовал его чтобы ускорить своё сошествие в ад. Были ли ужасные боги прошлого разбужены и жаждали крови после столь глубокого сна? Или это их последний бой, Gotterdarnmerung вагнеровских пропорций, последний выход перед тем как упадёт занавес?

Историк германских народностей писал: “Это не просто сумерки богов, это глубокая, непроглядная ночь”. Пылающими отблесками своих вымышленных или настоящих мечей легионы блэк-метала предприняли обречённую попытку осветить эту тьму. Их оружием стали богохульство и огонь, подкреплённые тяжёлой звуковой артиллерией и мощными внутренними адскими импульсами. Их методы и подход к делу могут показаться неадекватными, их тактика - грубой и неосмысленной, но беспрецедентные результаты и связанные с этим преступления требуют более глубокого анализа. Объяснение их поведения простирается далеко за рамки музыки, молодёжной культуры и даже эзотерики. Их эксперименты со “злом” предоставляют возможность понять динамику побуждения, что лежит за саморазрушением.

Для того чтобы полностью понять настоящее и будущее, следует заглянуть в прошлое. Поэтому мы начнём наше объяснение современного музыкального терроризма, вернувшись на несколько поколений назад, когда рок'н'ролл ещё не появился на свет. Когда краткая родословная блэка будет установлена, всё в безумии быстро встает на свои места.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Четверг, 02.06.2011, 20:07 | Сообщение # 8
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Шабаши прошлых лет обрели новую жизнь в виде рок-фестивалей на природе. И те и другие дают выход эмоциям, накопленным в тяжелом труде повседневной жизни. Молодые люди, присутствующие на концертах, по большей части называют себя “новым поколением”, чем-то вроде европейских вассалов, чувствовавших свой разлад с истеблишментом. На концертах, как и на шабашах, звучит ритмичная, гипнотическая музыка, используются галлюциногены, люди все больше уподобляются животным...
- Артур Лайонс “Второе пришествие


СИМПАТИИ К ДЬЯВОЛУ

Дьявол всегда высоко ценил музыку. Разве можно найти лучший плацдарм для того, чтобы вдохновлять, растить и продвигать свою волю в дела людские? Музыка может служить и бальзамом и возбудителем, успокаивая дикие или пробуждая спавшие страсти. В духовных терминах музыка есть магический акт, способ общения человека с богами. В зависимости от того, кого пробуждают участники действа, она может как возносить к ангелам на небесах, так и вызывать чудовищ из глубин бездны.

Со времён возникновения христианства два тысячелетия назад, музыка всегда была проблемной зоной как для религиозной, так и для мирской власти. В то время как музыка зачастую служила объединяющим началом для верующих, она с такой же лёгкостью могла при помощи слов и мелодий соблазна посеять семена сомнения в душе. Мефистофель и Муза ходят рука об руку и старинные народные песни прославляют вино, женщин и песни - а всё это игрушки Дьявола. Многие из старейших известных ныне европейских песен берут своё начало в языческих, дохристианских традициях и ведают нам истории о магии, некромантии и суевериях. Не удивительно, что христианство всячески стремилось заменить эти песни своими гимнами, прославляющими его собственные образы и идеи, однако, традиции не так легко победить и они всегда оказываются на поверхности несмотря на попытки отбить охоту или даже заставить замолчать.

Самопровозглашённые моральные авторитеты продолжают хмурить брови при упоминании о песнях про пирушки и плотские утехи, пытаясь всячески выкорчевать их. В первой половине двадцатого века особо опасным считался джаз и его мнимая способность пробуждать животные страсти, особенно среди ничего не подозревающих белых. Писатели-теософы, рассуждая об оккультной значимости музыки даже заходили так далеко, что утверждали будто та же сила, что распространяла джаз по ночным клубам и есть причина всего зла на земле. Стэнли Бут в своей книге о Rolling Stones “Танец с Дьяволом” цитирует New Orleans Times-Picayne за 1918 год: “На некоторые натуры громкий и бессмысленный звук производит возбуждающий, почти что опьяняющий эффект, подобный тому, что вызывают грубые цвета и резкие запахи, вид плоти или садистское удовольствие от крови. Для таких джазовая музыка просто наслаждение”. Ранние тактики запугивания не произвели нужного эффекта и со временем джаз приобрёл более широкую аудиторию.

Более прямо нежели джаз, с дьявольщиной был связан блюз. Чёрные рабы принимали христианство после своего недобровольного прибытия в Америку из Африки, но смешивали его со своей верой вуду. Блюзы наполнены упоминаниями чертей, демонов и духов. Говорят, что один из самых выдающихся блюзовых музыкантов всех времён Роберт Джонсон продал свою душу Дьяволу на перекрёстке где-то в дельте Миссиссиппи и оставшиеся записи его колдовских песен словно подтверждают, что в обмен на душу Сатана наградил его умением играть. Джонсон записал всего 29 песен, одни из самых известных среди них - “Блюз на перекрёстке”, “Я и дьявольский блюз” и “Гончая ада идёт по моему следу”. Свинцовая тяжесть его музыки отражает его тяжёлую жизнь, которая началась на плантациях, прошла в пирушках и игре в барах и оборвалась в 1938 году, когда в возрасте 27 лет он был отравлен в баре, скорее всего из-за связи с женой владельца клуба. Музыкальное наследие Джонсона чуть было не кануло в лету, но в 60-х годах было переиздано на виниле и нашло своих восторженных поклонников среди музыкантов блюз-рока той эпохи. Из демонических песен дельта блюза можно провести линию к современному Сатанинскому рок'н'роллу.

Люцифер прибавляет громкость.

Большая часть раннего рока, несмотря на влияние, оказывавшееся на молодёжь Элвисом и Битлз, на самом деле только слабо угрожала общепринятому статус кво. Самый антисоциальный элемент явился в лице создателей рокабилли, но вряд ли это имеет большое значение, поскольку какая-то часть молодёжи всегда будет воровать машины и курить травку независимо от музыки, которую она слушает. В то время как 60-е приближались к концу, музыкальные эксперименты соединились с использованием наркотиков и более тёмный элемент был привнесён в музыку.

Битлз но сравнению с Роллинг Стоунз выглядели просто паиньками и последние наслаждались своей ролью плохих парней - пьяниц, драчунов и сатироподобных образчиков чувственных излишеств. Стоунз не случайно возвоводят свою музыкальную родословную к Роберту Джонсону и его дьявольскому дельта-блюзу. Они довольно серьёзно относились к своему дьявольскому вдохновению, сознательно поддерживая Сатанинский образ, начиная от масок Дьявола на своих рекламных фотографиях и кончая зловещими названиями своих альбомов, таких как “По приказу их Сатанинских высочеств” и “Пусть течёт кровь”. Стихи песен были полны упоминаниями наркотиков, изнасилований, убийств и т.д. Знаменитая кульминация этих заигрываний настала 6 декабря 1969 года на фестивале в Элтамонт Спидвэй. Это событие было запечатлено в документальном фильме “Укрой меня” - прошло всего несколько секунд после начала песни “Сочувствие к Дьяволу” когда началась драка между охранниками Ангелов Ада и зрителями, в результате чего Мередит Хантер, вооружённый чернокожий из толпы был насмерть зарезан. Адский, жестокий хаос события в Элтамонте всем дал ясно понять, что мир и любовь не переживут 60-е и не войдут в новое десятилетие.

Одновременно с общемировым взлётом Роллинг Стоунз к славе, на мировой рок-сцене появились и другие английские рок-группы, принеся с собой более развитые элементы оккульта и чёрной магии. Период движения Власть Цветов стал духовным разочарованием для большинства молодёжи в Британии и Америке. Отбросив христианскую направленность предыдущих поколений, движение попыталось найти свою истинную природу, но погрязло в восточном мистицизме и бесчисленных культах и сектах. Оккультное чудачество, спящее со времён первых десятилетий двадцатого века, вновь получило широкий отклик.

Популярность английского чёрного мага Элистера Краули. прозванного в 30-х годах “самым зловещим человеком на земле” возросла до небывалых высот, каких не достигала при жизни. Благодаря подпольным фильмам Кеннета Энджера, привидение Краули покрыло своей тенью конец 60-х и начало 70-х годов. Как и Мик Джэггер из Стоунз, так и Джимми Пэйдж, гитарист Led Zeppelin участвовали в записи саундтрэка для фильмов Энджера “Вызывание моего демонического брата” и “Люцифер восстающий”, вдохновение для которых черпалось у Краули и чьи названия говорят сами за себя. Интерес Пэйджа к Краули развился до гораздо более серьёзного уровня, чем Сатанинский лепет Стоунз. Его коллекция книг и рукописей Краули одна из лучших в мире. Пэйдж принимал финансовое участие в оккультном книжном магазине “Equinox” (“Равноденствие” - названного по имени толстого журнала по “магике”, издававшегося Краули с 1909 по 1914 год) в Лондоне и дошёл даже до того, что приобрел в Шотландии бывшее поместье Краули, находящееся неподалёку от Лох-Несс, - Боулскин. Собственность продолжала поддерживать свою зловещую репутацию под управлением нового владельца и служители попадали в психбольницы, а то и вовсе кончали жизнь самоубийством, находясь при исполнении своих обязанностей в поместье.

Дурное влияние исходило от самой местности. Говоря в одном из интервью о своей приверженности маккиавеллианской философии твёрдой руки. Пэйдж заявил: “Он был властителем зла, а зло нельзя игнорировать, если изучаешь сверхъестественное с той же степенью приверженности, что и я”. Он не скрывал своего восхищения своим духовным наставником: “Я думаю, Краули весьма уместен и сегодня. Мы все ищем правду, поиск продолжается... Магия очень важна для проведения этого поиска”.

Образы телемической религии Краули вплетены во все альбомы Led Zeppelin вместе с англосаксонскими и скандинавскими мотивами языческого фольклора и традиционной музыки, а также заимствованиями из литературных трудов Дж. Р. Р. Толкина. Если пытаться найти группу раннего рока, в которой бы были соединены основные эементы, которые впоследствии заняли умы блэк-металлических команд 90-х годов, то ей несомненно должен стать Led Zeppelin - Стивен Дэвис, автор зеппелиновской биографии “Молот богов” отмечает, что музыка к песне “Без пощады”, которую сочинил Пэйдж, “вдохновила Роберта (Планта) написать к ней вызывающие стихи, в которых Led Zeppelin изображён в виде эскадрона смерти викингов, летящего на ветрах Тора к осуществлению их ужасной Сатанинской судьбы”.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Четверг, 02.06.2011, 20:08 | Сообщение # 9
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Группа давала пищу подобным слухам своими выходками, в частности, организуя вечеринки по поводу выхода альбома я виде пародии на Чёрную Мессу, проходившую в тех же подземных пещерах, где сэр Фрэнсис Дэшвуд и его Клуб Адского Огня проводили те же ритуалы два столетия назад. В своё время группа и Пэйдж в особенности познали на себе все тяготы скандальной репутации, так же, как и в своё время Краули. Вытекающие отсюда слухи разнились от старой банальности про договор с Дьяволом, подписанный группой в обмен на успех, до историй об экспериментах Пэйджа с чёрной магией, приведших к смерти барабанщика Джона Бонэма. В последние годы бывшие члены группы пытались затушевать подобные мнения вплоть до того, что Пэйдж и Плант отрицали какую-либо значимость поместья Боулскин, называя его старой “свинофермой”.

Вопрос были ли Led Zeppelin “хэви-металлической” командой остаётся спорным, хотя именно они стали первопроходцами звука этого направления. В отношении же Black Sabbath подобных сомнений просто не может быть. Саббат притормозили ритм-секцию современною им блюзо-ориентированного рока до вкрадчивого, зловещего темпа, что как нельзя более лучше подходило к темам безумия, войны и отчуждения. Вокал Оззи Озборна первым поднялся до замогильного воя, да и остальные члены группы не баловали публику радостными сентиментами, что были слышны всё время от хиппи. Обложки альбомов довели Сатанинские образы до широкой аудиенции поп-культуры в начале 70-х годов - так, призрачные демоны атакуют спящих людей на “Шабаш. Кровавый Шабаш”.

Хотя члены группы и любили поговорить об оккульте. а Оззи в своей сольной карьере написал целый гимн “Великому Зверю” в песне “Мистер Краули”, более пристальный взгляд на стихи не раскрывает никакой серьёзной Сатанинской философии, даже наоборот, обнаруживает чуть ли не христианский страх перед демонами и колдовством. В интервью 1996 года басист Джизер Батлер объясняет журналисту Стиву Бушу из журнала “Секунды”:

Мне всё это было весьма интересно, поскольку я вырос в католической семье. Будучи ребёнком я был религиозным маньяком. Я любил всё, что имело отношение к религии и богу. Если ты католик, то каждый день слышишь о том, что творит Дьявол, чем занимается Сатана и т.д., так что тебе приходится в это верить. Мой интерес сильно возрос во время пребывания в Лондоне в 1966-67 годах. Там в то время была целая культура и один парень продавал журналы по чёрной магии. Я прочитал один и подумал; “О, да, я никогда не думал об этом вот так - с точки зрения Сатаны. И я начал читать все больше и больше, я прочёл множество книг Денниса Уитли, многое про астральные планы. У меня было много таких случаев со времён детства и наконец-то я смог найти им объяснение. Это привели меня к чтению обо всём - чёрной магии, белой магии, всякого рода магии. Я узнал, что Сатанизм был ещё до христианства и иудаизма. Это очень интересная тема. Я всё больше углублялся в тёмную сторону всего этого и вся моя квартира была увешана перевёрнутыми крестами и изображениями Сатаны. Я выкрасил мою квартиру в черный цвет. Я очень втянулся в это дело и все эти ужасные вещи стали происходить со мной. В конце концов ты переходишь границу и следуешь всему без оглядки и полностью забываешь об Исусе и боге. А вы бы так смогли? Да или нет? Думаю, что нет.

Флирт Black Sabbath со злом, профильтрованный их фэнами через туман барбитуратов и галлюциногенов спаял их с группой, что черпала вдохновение из чёрного источника. Как и в случае с Led Zeppelin зловещий образ приклеился к ним навсегда. Без какого-либо уважения или поддержки со стороны прессы Black Sabbath собирали огромные стадионы по всему миру, оставляя свой след в душах впечатлительных подростков, набивавшихся на концерты чтобы разорвать свои барабанные перепонки этими ритуалами всесокрушительного звука.

Группы, которые находились дальше от лучей славы, чем Black Sabbath, такие как Coven и Black Widow могли позволить себе быть более радикальными в своей образности. Английский секстет Black Widow выпустил три хард-роковых альбома с 1970-го по 1972-й год и впоследствии сделался ссылкой во всех книгах, описывавших историю отношений оккульта и поп-культуры. Припев их песни “Приходи на шабаш” напоминает о концертах, которые включали в себя ритуалы с псевдо-жертвоприношениями. Кроме поверхностных описаний этих событий, нескольких пластинок и фотографий Black Widow остаётся полнейшей загадкой.

Группа Coven изучена не более, но заслуживает большего внимания благодаря своему открыто дьявольскому альбому “Колдовство: Разрушает умы и похищает души”. Представленные на развороте фотографии членов группы на Чёрной Мессе вокруг обнажённой девушки, служившей живым алтарём, вызвали замешательство в рекламном отделе довольно солидной фирмы Меркури Рекордз, выпустившей этот альбом, поэтому он быстро канул в безвестность. Сегодня за него можно получить большие суммы от коллекционеров, которых скорее всего привлекают именно эти образы, чем какие-либо другие достоинства. Сами песни представляют собой типичный рок конца 60-х. ушедший не очень далеко от Jefferson Airplane, включение же неприкрытого Сатанизма в тексты и оформление альбома скорее служат компенсацией за не очень выдающуюся музыку. Вдобавок к обычным композициям диск закрывает 13-минутная “Сатанинская Месса”. Текст на внутренней стороне обложки предупреждает:

Насколько нам известно, это - первая записанная будь то на бумаге или плёнке Чёрная Месса. Она настолько аутентична, насколько позволили сотни часов тщательных исследований во всех известных источниках. Мы не рекомендуем пользоваться ею тем, кто недостаточно изучил Чёрную Магию и не подозревает о риске и опасностях, сопряжённых с нею.

В состав Coven'a входила привлекательная вокалистка Джинкс (Jinx), а также мужчина по имени Оз Озборн (Oz Osbourne), который не имеет ничего общего с Оззи Озборном. Ещё одно странное совпадение заключается в том, что первая песня с их альбома называется “Чёрный Шабаш” (Black Sabbath). “Колдовство” было выпущено за год или два до одноимённого дебюта Black Sabbath в 1970-м году, но бытует версия, что между ними существует скрытая связь. Как и Black Widow Coven устраивали на сцене шоу, которое бы устыдило многие современные Сатанинские команды. В интервью 1996 года журналу “Спуск” (Descent) бывший участник группы Оз Озборн вспоминал их грандиозные представления:

Это было частью нашего сценического шоу - мы объединили элементы Чёрной Мессы и Сатанинской Мессы в своего рода переход от одной песни к другой. За сценой у нас находился алтарь, на котором было установлено то, что мы называли христианским крестом и на нём во время почти всего представления висел один из рабочих сцены, изображавший Исуса, Наша сцена была освещена множеством красного света, свечами и прочими подобными штуками. Затем мы играли весь альбом и некоторые другие интересные вещи о колдовстве и магии. Естественно, мы были соответствующим образом одеты... В самом конце представления мы исполняли подходящую песню (из репертуара Procol Harum) Walpurgis (“Вальпурга”) и в середине переходили на Аве Мария. В этом месте Джинкс читала благословение Чёрной Мессы на латыни, а затем цитировала Краули: “Делай что хочешь и да будет это законом”, после чего они поворачивалась и кричала “Да здравствует Сатана!” кресту и алтарю и тот парень, который был на кресте, слезал с него. переворачивал его наподобие Сатанинского символа и танцевал на сцене пока продолжала играть музыка.

После своего вызывающего дебюта Coven записали ещё несколько альбомов на известных фирмах, и дьявольщина от альбома к альбому всё угасала. Некоторое время ходили упорные слухи, что в начале 70-х годов планировалось провести “Сатанинский Вудсток”, на котором Coven должны были играть перед выступлением ЛаВея, Верховного Жреца Церкви Сатаны. Они нашли своё подтверждение в книге Артура Лайонса “Второе пришествие: Сатанизм в Америке” (позднее переизданная как “Ты нужен Сатане”). Лайонс приехал с ЛаВеем в Детройт, где на Хэллоуин должен был состояться фестиваль, однако обнаружил что шоу отменено из-за его спорного характера. Coven удалось провести свой показ Чёрной Мессы на следующий день в одном из детройтских ночных клубов, что до смерти напугало присутствовавшего там обкуренного Тимоти Лири. Признание группе было оказано годы спустя, когда их песня “Жестяной солдатик” неожиданно стала национальным хитом, что тут же естественно послужило Причиной досужих вымыслов на тему договора с Принцем Тьмы. который oни ранее открыто признавали. Несмотря на малую известность группы, альбом “Колдовство” недавно был разыскал Сатанинскими музыкантами, что служит убедительной иллюстрацией преемственности поколений демонического рока через десятилетия. King Diamond, вокалист и движущая сила Mercyful Fate, одной из самой открытой и значительной Сатанинской группы 80-х, признаёт, что на него неизгладимое впечатление произвёл концерт Black Sabbath. на котором он, будучи ребёнком, побывал в 1971 году в родной Дании. Он рассказывает также о влиянии, оказанном на него вокалисткой Coven Джинкс:

Удивительная певица, её голос, её диапазон... не то чтобы я поддерживал точку зрения, высказанную ими на “Колдовстве”, где они исповедовали нечто вроде христианского Сатанизма. Но в них было что-то, что мне понравилось.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Четверг, 02.06.2011, 20:10 | Сообщение # 10
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Приветствуйте черного папу

Неотъемлемой частью популярной Сатанинской культуры и вышеупомянутых групп был сам Антон Шандор ЛаВей. После лет, проведённых им в исследовании тёмных сторон человеческой жизни, на карнавалах, в качестве полицейского фотографа, аккомпаниатора в бурлеске ЛаВей стал объектом повышенного внимания прессы, когда тёмным вечером 30 апреля 1966 года, в Вальпургиеву ночь, он основал первую в мире официальную Церковь Сатаны. Основы Церкви зиждились не на мелком богохульстве, а на противлении стадному менталитету и ницшеанской этике анти-уравниловки и развития человека как истинного бога на земле, освобождённого от пут христианской морали. Церковь ЛаВея словно была создана чтобы привлекать внимание средств массовой информации и вскоре стала предметом обсуждения самых широких слоев общества по всему миру. В 1968 году он выпустил пластинку “Сатанинская Месса”. Не обращаясь к средневековым образам, использовавшихся Coven, она стала упражнением в отрицании христианской доктрины. ЛаВей поясняет:

“Не думаю, что эта пластинка была выпущена в качестве пропаганды, мы предприняли попытку с помощью этой записи провести черту между Сатанинской Мессой и Чёрной Мессой, последняя, конечно же, есть ничто иное как перевёртывание христианского ритуала. Кроме того, это была возможность достичь в то время определённые цели. Такого в искусстве ещё не было. Запись была сделана в живую на нескольких дорожках - она была записана так, как всё происходило. Но полагаю, вы хотите сказать, что тем не менее она стала пропагандой... в последующем она распространялась Лайлом Стюартом (издателем) и кроме того Говард Хьюз профинансировал часть этого проекта. Он с большим интересом относился к тому, что мы делали”.

Оглядываясь сегодня на уместность и влияние, оказанное “Сатанинской мессой”, ЛаВей отмечает: “Сегодня я понимаю и принимаю её более чем когда-либо все эти годы. Некоторое время я считал это документальной записью, чем-то вроде всех этих пластинок, выходивших в начале 70-х, таких, например, как “Опыт оккульта”. Но теперь я понимаю, что это было одной из тех вещей, что вы сегодня встречаете чуть ли не на каждом шагу. Во многих отношениях она опередила своё время на 20 лет”. Вторая сторона пластинки содержала запись Сатанинских деклараций, читаемых ЛаВеем на фоне музыки Вагнера и других помпезных произведений. Впоследствии они стали частью “Сатанинской библии”, вышедшей годом позже в 1969 году. Невозможно описать влияние на общество, оказанное этой единственной открыто Сатанинской книгой за тридцать лет, прошедших с момента её появления на свет. Будучи легко доступной, эта книга вдохновила многих музыкантов, исследовавших темы демонизма и оккульта в своих личностях, песнях и сценических шоу. В разгар этих экспериментов Выходили даже такие эксцентричные вещи, как пластинка синтезаторной музыки, полностью посвящённая Дьяволу, “Чёрная Месса Люцифер” (1971, МСА). К концу 70-х лишь немногие известные хэви-металлические группы посвящали свою музыку зловещим силам, да и то это было сделано с оглядкой на общепринятое мнение, как в случае с “Мы продали свои души рок'н'роллу” Black Sabbath и “Шоссе в Ад” AC/DC. Но именно Сатанинская библия предоставила Дьяволу место на сотнях тысяч книжных полок по всему миру. После десятилетия освещения Сатанизма в средствах массовой информации и присоединения к нему всё новых людей, последовала новая волна.

Новая волна богохульства.

Корни современной волны блэк-метала в Норвегии и во всём остальном мире, поднявшейся в начале 90-х годов, легко заметить в группах, прокладывавших это направление на 10 лет раньше: Venom, Merciful Fate и Bathory. Здесь мы вступаем в субъективную территорию и некоторые могут возразить, что к этому триумвирату следует присоединить такие группы как Slayer, Hellhammer и Sodom. Эти команды также внесли свой вклад и будут отмечены в следующей главе. Но по причине хронологичности и первичности влияния как на музыку, вид и философию, наш фокус будет сконцентрирован на первых трёх группах.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:33 | Сообщение # 11
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Нечестивая троица - Venom

История Venom начинается в 1979-80 годах в Ньюкастле, Англия, когда три фаната-металлиста и музыканта решили сделать шаг дальше, чем все остальные современные им группы. Даже их имена показались им недостаточно вызывающими, чтобы открывать их широкой публике, посему Конрад Лэнт (Conrad Lant). Джефф Данн (Jeff Dunn) и Тони Брэй (Топу Bray) сменили свои имена на noms de guerre (военные позывные) соответственно Кронос (Cronos), Мантас (Mantas) и Абаддон (Abaddon). Их музыка стала такой же преувеличенной, как их имена, что дополнилось и безумными стихами. По словам Абаддона вдохновение они черпали в ранних хэви-металлических группах, таких как Black Sabbath и Deep Purple:

Мне было около 19 лет. Мы все западали на Judas Priest, Deep Purple, Motorhead, Black Sabbath. Мантас был большим поклонником KISS. Мы вдохновлялись этими командами. Мы решили взять дьявольский контекст из Black Sabbath, соединить его со сценическим образом KISS и оригинальностью Deep Purple. Отсюда и получился Venom. Venom никогда не планировался как более мрачный Iron Maiden или что-то в этом духе на самом деле мы создали Venom из тех старых групп, но и от них взяли не так уж много.

Venom взял тяжесть и темный мистицизм от своих предшественников и осовременил его, сделав из него что-то вроде удара по морде, поскольку к тому времени многие металлические музыканты стали вести роскошный образ жизни благодаря своим коммерческим успехам, растеряв большую часть былого задора, что когда-то вызывал возбуждение. При ближайшем рассмотрении видно, что Venom играл всё тот же быстрый блюз-рок, но с такой первобытной агрессией, которую раньше считали атрибутом лишь панковских команд. “Наша музыка родилась сразу после взрыва популярности панков в Англии”, - говорит Абаддон. - “если же прослеживать вдохновение, я думаю, можно найти и Deep Purple и Sex Pistols, Led Zeppelin и Black Sabbath”. Посему неудивительно, что ранние фэны Venom происходили не только из стандартной металлической тусовки (многие в которой считали их бессмысленно агрессивными и бесталанными производителями шума). Абаддон вспоминает:

“Мы играли и для панков и для скинхедов и для волосатых - для всех. Где ещё волосатый парень придёт на панковский концерт, а тут для всех стало круто ходить на Venom. Вот почему число слушателей быстро росло и все они были ярыми фанатами: они почти религиозно были преданны Venomy и никогда не меняли своего мнения”.

В Америке же большое число ранних фэнов Venoma происходило из зарождавшейся хардкоровой тусовки, которая раскручивалась одновременно с выходом первых синглов Venoma. Старые штандарты Venom, такие как “Не дай легко себя убить” больше всего напоминают едкий, насильственный звук Black Flag начала 80-х, чем любую группу из Англии тех времён, хотя если не обращать внимания на низкокачественную запись, слишком искажённые гитары и лающий вокал Кроноса. Venom мало чем отличается от Black Sabbath, включенного на 78 оборотов.

Помимо своего первопроходчества в области искажённого звука, сравниться с которым не могла ни одна панковская или металлическая команда тех времён, известность Venom удвоилась благодаря сознательному включению в их имидж Сатанизма до такой степени, что это вызвало бы ночные поллюции у средневековых инквизиторов. Учитывая степень богохульства, ставшую их фирменным знаком, неудивительно, что группа была воспринятакак панацея для души теми подростками, что воспитывались в удушающих христианских обычаях и искавших выхода оттуда. Практиковали ли члены группы ритуалы, которые гни воспевали в своих песнях, не имело значения для их слушателей, которые находили откровения в таких например стихах:

Мы пьем блевотину жрецов
Трахаем умирающую шлюху
Мы высасываем звериную кровь
И храним ключи от двери смерти

Такие высказывания нашли большой отклик в сердцах их фэнов и ранние альбомы Venom - Welcome Tо Hell (“Добро пожаловать в Ад” 1981), Блэк-метал (“Черный металл” 1982) и At War With Satan (“На войну с Сатаной” 1983) продавались сотнями тысяч. В названии их второго альбома будущий стиль Сатанинской музыки обрёл своё название. Эта запись также высекла в камне одни из самых главных черт жанра, первейшими из которых следует признать открытую политику насильственного противостояния иудео-христианству, бесконечное богохульство и отказ от всякой утончённости в пользу грандиозного театра, повисшего над пропастью китча и самоиронии. Помпезный образ Venom был в значительной степени подпорчен благодаря присутствию некоторых песен на их ранних альбомах. Несмотря на вес Сатанинские ухищрения, в конце концов они были рок-группой и такие песни как “Учительский любимчик”, “Ангельская пыль” и “Лихорадка красного света” являются ничем иным, как низкосортными одами сексу, наркотикам и дешёвым удовольствиям.

Ранние интервью с Venom ясно подтверждают тот факт, что они были накачавшимися пивом рок'н'роллерами, мечтавшим хорошо провести время. Сатанизм, присутствующий в подаче их образа и в стихах, был просто образом, на который они случайно наткнулись и поняли что таким образом гарантированно получат внимание и известность. За этим не было никакой философии, кроме подросткового бунта, представлявшего анти-христианское богохульство в самом мрачном варианте. Ответ Абаддона па вопрос, считает ли он себя Сатанистом, искренен, но в то же время показывает, что для него это не было большой заботой:

Да, раньше я без сомнения был (Сатанистом). Я не потратил много времени на какую-либо религию в течение последних лет. Я просто пытался отдать то, что заимствовал у других и очень много мне дали такие люди как ЛаВей. Я твердо верю во все религии. Религии сегодня превратились в деньги и это очень опасная зона, поскольку люди становятся легко внушаемыми. Мы всегда пытались сделать Venom настолько мощным и громким и бескомпромиссным, насколько могли, но без проповедей. К этому мы подходили очень сознательно. Все наши фэны называют себя легионами и мы стоим во главе их, но никогда не занимаемся проповедованием. Это довольно сложная штука. Мы не хотим, чтобы нас рассматривали как организованную религию, в которой нужно купить майку или альбом, чтобы финансировать Venom. Если вам не хочется более слушать Venom, пусть так.

В интервью 1985-го года Керрангу Кронос был ещё более откровенен: “Послушайте, я никогда не исповедывал ни Сатанизм, ни оккультизм, колдовство и всё, что имеет к этому отношение. Рок'н'ролл всего лишь развлечение и дальше этого он не может пойти”. Если свести Сатанизм просто к кредо “делай что хочешь”, тогда Venom можно считать “Сатанистами”, но тогда под этот критерий попадают и Beach Boys. После альбома “На войну с Сатаной” имидж Venoma сильно поблек и перемены в составе привели к хаосу и потери целостности на их последующих записях. Но всё же ранние альбомы группы ещё продолжают оставаться на слуху у тысяч подростков и образ (выдуманный) группы, как безжалостных осквернителей святости, подготовил приход нового поколений, которое приняло эстафету, подхватив вновь зажжённый факел блэк-метала.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:34 | Сообщение # 12
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Милостивый король.

Группы начала 80-х годов, имевшие огромное значение для становление блэка как жанра, так или иначе признавались во влиянии, оказанном на них Сатанинской библией ЛаВея, но в случае с Кинг Даймондом и его группой Merciful Fate она была мощным вдохновляющим стимулом. Даймонд вспоминает, как он наткнулся на неё в оккультном книжном магазине.:

Я прочитал книгу и подумал - эй, да ведь именно так я и живу, я чувствую то же самое внутри! Это было не как религия или что-то в этом духе, это был образ жизни, на который я бы мог положиться на 500%. И это просто прекрасно, когда ты видишь свои мысли и взгляды изложенными на бумаге, это тебя успокаивает и обнадёживает. И я почувствовал себя именно так... и вы можете увидеть что это отражено в моих ранних стихах для Merciful Fate и Кинг Даймонд. Я использовал имя Сатаны в то время и для меня оно имело особое значение, не такое, как у других.

Черпая вдохновение у крёстных отцов хэви-металла, таких как Black Sabbath и Deep Purple, совмещая их с фирменным вокалом Кинг Даймонда, Merciful Fate дебютировали с одноимённым мини-LP в 1982-м году, в котором прозвучал гимн “С монашками не повеселишься”. За ним последовали два более зрелых альбома - Melissa (“Мелисса” 1983) и Don't Break The Oath (“He нарушай клятвы” 1984), наполненные историями о магических ритуалах, кошмарными фантазиями на тему последствии нарушенных договоров и утверждении Сатанинской приверженности:

Скажешь - Небеса, я отвечу - Крепость лжи
Скажешь - прости, я скажу - отомсти
Мои дорогой Сатана, ты единственный

Эти богохульные проповеди Кинг Даймонд воспевал в зловещем театральном черно-белом гриме, этот образ дополнял микрофон с укреплёнными на нём скрещёнными человеческими костями. Во многих отношениях записи Merciful Fate оказали на своих фэнов такое же влияние, как Black Sabbath на становление Даймонда как музыканта. Даймонд иногда получал освещение в бульварной прессе и часто был критикован за рекламу всего, имеющего отношение ко злу, но сам он всегда подчёркивал приверженность к Сатанизму по ЛаВею. Он отмечает, что потусторонние и зловещие образы в его стихах не должны восприниматься серьёзно:

Я стараюсь всегда быть уверенным в том, что никто не сможет прийти ко мне и сказать: Эй, да ты пытаешься вдохновить людей на то-то и на это, или хочешь обратить людей во то-то и так далее. Не выйдет. Конечно, ко мне возникает много вопросов. Но я стараюсь не давать, говоря прямо, ответа что я чувствую по этому поводу... Вы никогда не увидите меня за подобными занятиями. Люди должны доходить до всего сами. Если же люди не хотят вникать в тексты песен глубже, что ж, и это прекрасно. Мы развлекаем, мы не священники. У меня есть свой стиль жизни, который, конечно же, влияет на мою музыку и на мои стихи. В них я вкладываю свои чувства.

Даймонд представляет собой единственного исполнителя Сатанинского металла 80-х, который представлял из себя нечто большее, чем позёр, использующий дьявольский образ для того чтобы шокировать публику. Разница между его откровениями о личных пристрастиях и театром масок его сценического персонажа стала особенно отчётлива, когда в блэк вливалась новая кровь в 1990-91 годах. Трудно себе представить, что Кинг Даймонд способен заставить кого-либо повторить злодеяния, описанные в его композициях. Этот стимул проявился во всё более открытых богохульствах групп, которые развили эту тематику дальше и дали молодёжи более дурманящую смесь.


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:35 | Сообщение # 13
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Боги грома: Bathory

Вместе с Venom шведская группа Bathory стала провозвестником эволюции современного блэк-метала. Название группы происходит от имени “Кровавой Графини” Эржебет Батори, венгерской аристократки, которая в 18-м веке была осуждена за убийства сотен молодых девушек, в чьей крови она предположительно купалась, чтобы сохранить красоту своей юности. С очень большой вероятностью можно утверждать, что ранняя песня Venom “Графиня Батори” с альбома “Чёрный металл” послужила прямым вдохновителем для названия группы, поскольку в самом начале карьеры звук и вид Bathory во многом обязаны английским основателям блэка. Движущей силой группы является Пуг Рогерфельдт (Pugh Rogerfeldt), использующий более привлекательное сценическое имя “Квортон” (Quorthon), хотя за всё время своей карьеры Bathory не отыграли ни одного концерта вживую. Квортон описывает первые усилия группы:

В то время мне было лет 15 и я помогал звукозаписывающей компании прослушивать новые команды, потому что в то время шло вроде как наступление металла, благодаря “новой волне британского металла”. В то время я узнал что они готовят какой-то металлический сборник из пяти или шести шведских команд и я попросил: пожалуйста, послушайте мою группу, потому что мы играем новый и очень крутой хэви-метал. Это было в январе 1984 года,

Я думал, что нас больше не пустят в студию, потому что звучание у нас было очень грязным. Но оказалось, что 85-90% отзывов, которые пришли в звукозаписывающую компанию после выхода этой записи (пластинка называлась “Скандинавская металлическая атака”), были по нашей песне. И тот парень из компании позвонил мне и сказал: “Эй, тебе надо снова собрать свою команду и написать материал, потому что этим летом вам надо записать полноразмерный альбом”.

Я думал, что мы продадим две или три тысячи копий, а этот альбом продаётся бешеными темпами и девять лет спустя. Это меня до сих пор удивляет, поскольку запись обошлась мне примерно в двести долларов и была сделана за 56 часов в 12-ти дорожечной демо студии к югу от Стокгольма. С тех пор мы записывали каждый альбом в более или менее “заимствованное время”, поскольку у нас не было никаких амбиций до тех пор как Импортант Рекордз (Important Records) попросила нас сделать тур с Celtic Frost и Destruction летом 86-го. Пока все это происходило, у меня конечно же не было постоянного состава, потому что, если вы знаете хоть что-нибудь о шведской музыке в ту пору, все музыканты старались изо всех сил подражать Европе (Europe)! Так что когда я затаскивал ударника на репетиционную базу и ставил ему первую пластинку Bathory, он тут же хватался за голову: О, нет! О, нет! В то время не было той традиции и той атмосферы в дэт-метале, что есть сейчас. ... Все думали, что у меня мания величия или что-то в этом роде, но на самом деле это была не моя ошибка - мне надо было родиться в месте типа Сан-Франциско или Лондоне, где мне было бы гораздо легче сколотить банду.

Для первых трёх альбомов Bathory избрали тот же способ самовыражения, что и Venom, хотя музыка стала более зловещей благодаря мощному арсеналу шумовых примочек и дисторшну. Гиперкинетическая ритм-секция растворяется в вихре бури тональностей - идеальный фон для лающего и неразборчивого вокала. Объяснением такого саунда служат обстоятельства записи - группа вынуждена была записываться в течении двух с половиной дней при бюджете в несколько сотен долларов. Окончательный результат был более экстремальным чем что-либо выпущенное в 1984 году, если не считать нескольких английских индустриальных электронных команд вроде Whitehouse, Ramleh и Sutcliffe Jugend. Bathory произвели неизгладимое впечатление на металлическое подполье. Квортон вспоминает первый альбом: “Если слушать его сегодня, мурашки уже не бегут по телу и испуг не пробирает, но в те дни он производил примерно такое впечатление. Вспоминая как он был записан, удивляешься как много можно сделать, обладая такими малыми ресурсами”. Стихи вращались вокруг тем чёрной магии и Сатанизма а ля Venom, хотя несли на себе отпечаток скандинавской невинности и юношеского мелодраматизма, что в итоге сделало их более экстремальными. Квортон весьма искренен, рассказывая о своём понимании Сатанизма в те дни:

Да, в то время это было очень серьёзно, потому что сегодня, десять лет спустя, я не думаю, что знаю больше, чем знал тогда. Я ни на дюйм не продвинулся вглубь вопроса, но в таком возрасте разум ещё только развивается и склонен придавать больше достоверности всяким историям ужасов. Конечно, был большой интерес и увлечение, просто потому что в это же самое время ты пытаешься бунтовать против мира взрослых и ты хочешь показать всем, что я лучше обращусь к Сатане, нежели Христу и носишь все эти перевёрнутые кресты и всё такое прочее. Сначала стихи не подразумевали в себе смысловой нагрузки, он были что-то вроде невинных истории ужасов. Но тем не менее в таком возрасте ты думаешь, что всё это очень серьёзно, хотя на самом деле это не так.

По мере возмужания от альбома к альбому (The Return... (“Возвращение...” - 1985), Under The Sign Of The Black Mark (“Под знаком чёрной метки” - 1987)) музыка Bathory становилась заметно медленнее, песни всё более вычурными, а тематика приобрела степень искушённости, далеко обогнавшую первые синглы. В это же время произошло смещение акцентов, которое, как и ранняя примитивность, оказало огромное влияние на блэк-метал будущего. Blood, Fire, Death (“Кровь, Огонь, Смерть”), четвёртая пластинка Bathory появилась в магазинах в 1988 году и успешно расхватывалась всеми экстремальными металлистами по всему миру. Вместо обложек предыдущих альбомов, напоминавших афиши к малобюджетным фильмам ужасов, покупателей встречал совершенно иной образ - стая летящих по воздуху валькирий на чёрных лошадях, подгоняемая северным богом Тором с воздетым топором; один из всадников в волчьей шкуре хватает с опалённой земли обнажённую девушку. Эта выдающаяся картина в стиле романтизма норвежского художника Петера Николаи Арбо, изображающая знаменитую “Дикую Охоту” или Оскорей (Oskorei) скандинавского и тевтонского фольклора, давала идеальное представление о новом саунде Bathory. Более доступный для восприятия, чем предыдущие праздники шума, новый альбом был таким же брутальным. “Кровь, Огонь, Смерть” содержала в себе то же количество неприкрытой агрессии, которая была донесена до слушателей через хорошо аранжированные песни и понятный вокал, а также более реалистичные и вдумчивые стихи. Первая вещь - это впечатляющий инструментал “Один скачет над Северным краем”, который является чем-то вроде саундтрека к обложке - отец скандинавских языческих богов скачет по небу на своей восьминогой лошади Слейпнире. Северные боги появляются вновь на заглавной композиции диска:

Дети всех рабов / Объединяйтесь, возгордитесь / Восстаньте из тьмы и боли Громовая золотая колесница примчится с грохотом / И воин с громом и дождём С волосами белыми как снег / Стальным молотом / Освободит вас от цепей И поведёт вас всех / Туда, где лошади бегают без узды / И правят духи ваших предков



В “Кровь, Огонь, Смерть” Bathory отказывается от наивного и непонятого ими Сатанизма, что в начале послужил им вдохновением и открывает такую же привлекательную и богатую тему - языческое мифологическое наследство их собственных праотцов. Обращение к архетипам предков станет позднее главной темой для грядущего поколения блэк-метала и неотъемлемым компонентом жанра.

Это же вдохновение проявило себя ещё сильнее на следующем релизе - альбоме 1990 года Hammerheart (“Сердце-молот”), где песни написаны с более личной точки зрения. Чуть позже в шведской газете “Афтонбладст” появилась статья о возрождении северного язычества, где Квортон описывал свое духовное пробуждение:

Я чувствовал себя потерянным сыном. Во время своего взросления я постоянно был окружён христианской пропагандой. Нас крестят в шведской (национальной) церкви, хотим мы того или нет. В школе нам то и дело преподают христианство. Тогда я не интересовался ни религией, ни историей. Христианство конечно же было еврейской историей. И затем, когда я впервые прочёл об эпохе викингов и Асатру, я заинтересовался.

Асатру, что переводится как “вера в Эзир (пантеон дохристианских северных богов)” - современное слово, обозначающее возрождение и воссоздание религиозных верований норманнов и тевтонцев с Севера Европы. Это возрождение зачастую подразумевает сильную ненависть к христианству, которое рассматривается как чужеродная религия, навязанная предкам под страхом смерти. Bathory не была единственной в то время шведской группой, ратовавшей за возрождение Асатру (одно время вокалист байкеровской панк-группы Leather Nun стоял во главе организации Асатру), но именно Bathory произвело своей деятельностью наибольшие изменения.



Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:35 | Сообщение # 14
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
На “Сердце-молоте” музыка Bathory подвергается эпическому реструктурированию. Многие песни длятся по десять минут, вокальные партии исполнены внятно и иногда даже окружены хоралами. В списке благодарностей числится Рихард Вагнер. На обложке воспроизведена картина “Последнее путешествие викинга”, изображающая похороны знатного воина, тело которого отправляют в море на драккаре, подожжённом факелами. Не потребовалось долго ждать, как норвежские фаны взяли в руки уже настоящие факелы и воплотили свою нео-викинговскую фантазию в жизнь.

Последним релизом из “трилогии Асатру” стал выход альбома Twilight Of The Gods (“Сумерки богов”) в 1991 году, который ещё больше укрепил в музыке элементы европейской классической композиции. Темы лирики основаны на предупреждениях Ницше о том, что современное человечество поражено духовным недугом. Кроме этого, в альбоме появились и намёки на Немецкие дивизии СС времён Второй Мировой войны в песне “Под рунами”, что, как признаёт Квортон, было намеренной провокацией:

Я написал её для того, чтобы вызвать небольшой хаос. Начнём с того, что “Под рунами” означает то, что я хотел сказать, независимо от того, воздухе ли, на земле или глубоко под водой мы будем сражаться за право богов наших отцов участвовать в любой дискуссии, касательно Швеции...

Мы стараемся думать о себе как о современных, практичных протестантах и здоровых христианах. И мы никогда не говорим о том, чем была Швеция до этого, более 900 лет назад, потому что у нас есть история веры Аса и всего лишь 970 лет христианства. И если они не хотят говорить об этом, я готов вести с ними войну любыми способами с большим воодушевлением, под рунами, за богов моих отцов. Потому что с тех времён остались определённые ценности, за которые стоит сражаться.

И создавая хаос. дабы я был способен высказаться о чём эта песня, я написал её так, чтобы все принимали её за песню о Второй Мировой войне. Я знал, что люди будут цепляться к этим стихам н начнут задавать вопросы, отвечая на которые, я буду способен изложить свои идеи.

Уже не первый раз Bathory попадали на сомнительную территорию в плане символизма. На задней стороне обложки “Сердце-молот” был изображён крест-солнцеворот, часто использующийся в эмблемах праворадикальных организаций. Квортон пытается объяснить всё своей наивностью, но трудно поверить, что он был в неведении относительно оказываемого подобными визуальными элементами. Как он объясняет:

В Швеции это также символ археологии, но в Германии он означает нечто совсем другое. В оригинале эмблема была сделана чёрным, красным и белым - это традиционные немецкие цвета. Я даже не задумывался об этом, но люди весьма обеспокоились, поэтому мы были вынуждены напечатать эмблему золотом.

Хотя и бессознательно, Bathory умудрилось создать кальку для скандинавского блэка во всех мириадах его проявлений: от яростной какофонии, до оркестрованной, мелодичной помпезности, от наслаждения излишествами средневекового дьяволопоклонничества до вдумчивых исследований древнего язычества викингов, от черпания вдохновения в европейских традициях до намеренного флирта с иконографией фашизма и национал-социализма. Первые шесть альбомов Bathory воплотили темы, которые затем вызвали беспрецедентные всплески насилия у молодёжи Скандинавии и всего мира.

Причудливая родословная демонического наследия Bathory, да и самого блэк-метала, может быть прослежена через Venom. Merciful Fate и другие металлические команды ранних 80-х, игравшие тёмную тематику, до тяжёлой обречённости саунда Black Sabbath и мистического хард-рока Led Zeppelin, через них к их блюзовым предшественникам Роллинг Стоунз, а от них - и к бедному чёрному гитаристу с американского Юга, который в отчаянии продал душу Сатане. Не совсем правдоподобная генеалогия для блэк-метала, но факты говорят сами за себя и она предстаёт во всей своей красе, питьём, к которому в пути добавились творческие соки. и оно в конце концов стало колдовским зельем.

Всего несколько лет и несколько особых ингредиентов понадобились для того, чтобы столкнуть кипящий котёл блэк-метала с края плиты прямо в огонь...


Me mortuo terra misceatur igni.
 
ArkazuriosДата: Пятница, 03.06.2011, 20:37 | Сообщение # 15
Генерал-полковник
Модераторы
Сообщений: 2752
Репутация: 113
Статус: Дезертир
Ужас мир сковал и вены его рвет
Злоба небеса чернит
Смерть поселилась в будущем и ждёт
Нас там - зачем же жить?

Не устоит человечества склеп
Духи ждут когда будут разбиты
Его стены; и в прахе останется след
Раздвоенного копыта

- Slayer “Отвердение артерии” 1985


ДЭТ-МЕТАЛ УМИРАЕТ, БЛЭК-МЕТАЛ ПРИХОДИТ

Блэк-метал - незаконнорожденное дитя, зачатое в причудливом смешении семени зла, использовавшем только общие постулаты хэви-метала в качестве плодовитой утробы. Абаддон осознаёт реальность ситуации, обсуждая сколько металлических суб-жанров 80-х и 90-х годов родилось после Venom:

Я не думаю, что какая-нибудь группа организовывается для того, чтобы стать учредителем какого-либо направления. Группа просто хочет достичь определённых целей в разные периоды своей карьеры. ... Однажды у нас брали интервью и кто-то сказал: “Конечно, же Venom - не металлическая группа. У вас не такой звук, вы выглядите не так, вы похожи на панков с длинными волосами”. Мы же ответили что Venom это и есть хэви-метал - это и блэк-метал, пауэр-метал, спид метал, дэт-метал. Обо всех этих суб-жанрах до Venoma никто и не слыхивал. А тут вдруг ни с того ни с сего одна команда признаётся дэт-металлической, другая - спид-металлической, третья - блэковой или пауэр. Мы же имели ввиду, что Venom - это всё сразу и все эти жанры произошли от Venom. Мы это не планировали таким образом, но так уж всё повернулось. Такая группа, как Pantera не имеет ничего общего с какой-нибудь скандинавской командой, или такая английская группа как Cradle Of Filth - их саунд совсем другой. Но когда начинаешь задумываться, откуда они черпали вдохновение, то приходишь к Venom.

В последние годы 80-х самые передовые металлические группы впитали в себя вдохновение от помпезной “новой волны британского металла” в виде таких ультра-маскулиновых команд как Saxon и Judas Priest (последние дошли в этом деле до того, что зачастую в образе затянутого в кожу вокалиста Роба Хэлфорда переступали черту гомосексуальной эротики), а также от зарождавшегося хардкоровского движения, воплотившего в себе отсутствие претенциозности и суровое изображение действительности. Более упрямое второе поколение панка и хардкора отразило ту же злость потерянного поколения американской молодёжи, что и металл, и оба они процветали и скрещивались в заградительной полосе пригородов. Надо всем довлел панковский принцип сделай-сам и всё большее и большее число молодёжи собирало свои команды, выпускало пластинки и устраивало концерты. Хардкор начал смешиваться с элементами хэви-метала и наоборот. Границы размылись и, как в ранний период Venom, поклонники различных жанров любили одни и те же группы, ходили на одни и те же концерты и выкрикивали одни и те же простые лозунги юношеского нигилизма и бунта.

Объединенная Сатанинская Америка
Открытое выражение Сатанизма по-прежнему оставалось в глубоком металлическом подполье и Venom не достиг и Америке той же степени популярности, что и в Англии. Ближайшая американская параллель Venom'a - группа Slayer из Лос-Анжелеса, воспевавшая оды жертвоприношениям и ритуалам при луне на своих ранних альбомах Showing No Mercy (“He давай пощады” 1983), Haunting The Chapel (“Часовня с привидениями” 1984) и Hell Awaits (“Ад ждёт” 1985). Команды из Штатов никогда не достигали той безоглядной степени богохульства, что и британские основатели блэка, но они старались вовсю. Slayer штамповал бесконечные песни о Сатане и чёрной магии, но обильно разбавляли эти темы общими комментариями об ужасах войны и прочих социальных болезнях. После некоторых ранних промо-фотографий в гриме, коже и шипах группа сменила свой имидж на более реалистичный облик повседневных пивных металлистов.

В то время как большинство тяжёлых американских групп того периода разрабатывало более обыденные стихотворные темы, Slayer были не единственные, кто заигрывал с дьявольщиной. Другая калифорнийская команда Possessed выпустила в 1985 году альбом Seven Churches (“Семь церквей”), которому предстояло стать весьма вдохновляющим образчиком прото-блэк-метала, другие же ждали в корридорах. Даже Motley Crue, позднее превратившиеся в сопливых глэммеров. выпустили после своего припанкованного дебюта альбом “Приветствуйте Дьявола”, который позволил сотням тысяч впечатлительных подростков из пригородов почувствовать сильно разбавленный вкус демонической музыки.

Так же следует отметить важность группы Misfits - панковского проекта Гленна Данцига начала 80-х. Они никогда не касались в своих, песнях политических проблем (как все остальные панковские и хардкоровские команды), но обращались к царству малобюджетных фильмов ужасов и о космических пришельцах. Начав с вампирского грима и “локонов Дьявола” (заострённых прядей волос, висящих перед лицом) Misfits затем стали Samhain'ом, добавили в своё звучание больше металла и пели языческие гимны тёмным силам природы. В 1988 году группа снова сменила имя, на сей раз просто на Danzig и продолжает работать вплоть до сегодняшнего дня, выдавая всё тот же блюзо-ориентированный метал и шагая по тому же канату противоречивых моральных и материальных категорий, что и Black Sabbath два десятилетия назад.

Конец 80-х стал свидетелем краткого взлёта популярности трэша, воплощённого в музыке таких команд как Anthrax, M.O.D., Metallica и более жёсткий Slayer. В Европе оставили свой след немецкие группы Kreator и Sodom, швейцарская Celtic Frost, начинавшая под названием Hellhammer. Sodom заигрывали с Сатанинской тематикой на своих первых альбомах, члены группы взяли себе псевдонимы Angelripper (Потрошитель ангелов), Witchunter (Охотник за ведьмами) и Grave Violator (Осквернитель могил) - последний псевдоним приобретает зловещее предзнаменование в свете последовавших несколько лет спустя настоящих осквернении могил блэк-металлерами. Celtic Frost в своих стихах флиртовали с более тёмной оккультной тематикой, но в конце концов превратились в нечто, напоминающее металлизированную арт-рок группу. Однако дни трэша, как и любого музыкального направления, постоянно эксплуатировавшегося музыкальной индустрией, были сочтены. Жанр стал слишком большим для того чтобы поддерживать необходимое качество и многие трэш-коллективы вычистили свой саунд или же позабыли своё настоящее предназначение ради демонстрации технических возможностей.

Питер Стил из готической группы Type О Negative (и бывший лидер “нео-варварской” команды конца 80-х Carnivore) точно характеризует трэш как “музыку городского упадка”, бледнолицую кузину рэпа. Его реплика была пророческой и не прошло много времени, когда такие трэшовые группы как Anthrax на самом деле стали сотрудничать с рэпперами и включать в свои песни элементы хип-хопа. Менее конформистское подполье ошарашено взирало на подобные эксперименты и свято верило в возрождение своего стиля из пепла.

Нововведения в экстремальность музыки почти всегда шли со стороны фэнов, тех фэнов, которые брали инструменты в руки, либо намереваясь обскакать своих наставников, либо от отвращения к коммерциализации их любимой музыки и вмешательству корпораций в дела андерграунда. Говоря о долгожительстве экстремального металла, Абаддон из Venom замечает: “Такая музыка всегда дробится на небольшие жанры, но она постоянно подпитывается страстью своих поклонников, которая не позволяет ей распасться совсем. Сила фанов позволит остаться этой музыке навсегда.”


Me mortuo terra misceatur igni.
 
Форум Black Metal » Идеология и Литература » Блэк Метал литература » М. Мойнихэн, Д.Седерлинд - Кровавый восход норвежского Блэка (Князья Хаоса. Кровавый восход норвежского Блэка)
Страница 1 из 812378»
Поиск:

Хостинг от uCoz|